КАЛЕНДАРИ
справочные материалы

Начало :: Библиотека :: Справочник :: Ссылки
И.А. Климишин. Заметки о нашем календаре

История нашего календаря

И сказал Бог: да будут светила на тверди небесной,
для отделения дня от ночи, и для знамений,
и времен, и дней, и годов...
И создал Бог два светила великие:
светило большее, для управления днем,
и светило меньшее, для управления ночью, и звезды.
И поставил их Бог на тверди небесной,
чтобы светить на Землю,
и управлять днем и ночью, и отделять свет от тьмы.
И увидел Бог, что это хорошо.
И был вечер, и было утро:
день четвертый.
Быт.1,14
По предвечному замыслу, запечатлённому в письменах около трёх с половиной тысяч лет тому, всё казалось легко и просто: наблюдай течение богозданных светил на тверди небесной - и обретёшь себя в незыблемом и неумолимом потоке мгновений, дней и лет и узришь связь времён. Но, по притче, скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. И долгие тысячелетия человеку, венцу творения, пришлось блуждать в поисках соизмеримости в круговращении небесных сфер и чередовании земных явлений. И до сих пор ещё не вполне достигнута эта предустановленная гармония.

Не удалось преодолеть и реликты, образно говоря, древнего хронологического столпотворения, когда каждый род, каждое племя и каждый демос имел свой - первоначально вовсе примитивный - календарь. Не всегда ещё достижимо ретроспективное воссоздание распавшейся временной цепи и совмещение хронографических "зарубок" и "засечек" в историческом бытии многих народов, издревле заселивших Землю. Поныне, например, ещё не удалось с точностью перевести временные вехи некоторых событий из жизни Юлия Цезаря в даты самим же им введённого юлианского календаря. Это и позволило известному американскому учёному, специалисту в области хронологии Э. Бикерману некогда изречь весьма парадоксальный - но не без основания к тому - афоризм: "Календарь - это такая вещь, которую не в силах объяснить ни логика, ни астрономия..."

Если обратиться к сегодняшнему дню, то даже в границах единой эры, эры "от Рождества Христова", которая, как уже отмечалось, почти во всех уголках планеты стала абсолютной шкалой для фиксирования исторических событий во времени, при едином исходном моменте, начальной точке отсчёта практикуется не одна, а целых три хронологические системы, имеющие ту или иную степень распространённости.

Наряду с так называемым григорианским календарём, принятым в 1582 году по Рождестве Христове при папе Римском Григории XIII и по существу имеющим общемировой статус, в некоторых локальных общественно-конфессиональных образованиях, главным образом - восточно-христианской, православной ориентации, пользуются также более древний юлианский, восходящий, как уже говорилось, ко временам римского диктатора и верховного жреца (Роntifex Maximus) Гая Юлия Цезаря (100-44 гг. до н.э.), и совсем ещё юный новоюлианский календари.

Этот хронологический плюрализм, несомненно, создаёт определённые проблемы как для самих этих религиозных структур и их приверженцев, так и для государств, в которых они обрели своё последнее земное прибежище.

Внутри, в частности, нашей страны, хотя и с заметным опозданием, но перешедшей на григорианский стиль ещё в 1918 году, Русская Православная Церковь по-прежнему продолжает следовать юлианскому времясчислению, бытовавшему в Риме (но не в Иудее!) во дни земной жизни Иисуса Христа. В результате искусственно насаждается ничем не оправданный календарный разнобой, целая категория российских граждан просто выключается из нормального течения времени и для согласования различных стилей вынуждена манипулировать иррегулярно нарастающей в веках корректирующей поправкой. Хорошо ещё, что последняя на грядущем переломе столетий не претерпит изменений и привычное ныне число 13 сохранится в неприкосновенности ещё на один вековой цикл. О чём, правда, знают отнюдь не все пастыри словесного стада церковного.

Это что касается аборигенов. Чада же Московского Патриархата, в рассеянии за рубежами Отечества сущие, по благословению Священноначалия Русской Православной Церкви в основном живут, здесь можно сказать даже так, по инославным календарям, то есть отмечая события церковной жизни вместе с западными христианами, католиками и протестантами. Но от того, на удивление, они не утрачивают своей первобытной святости, как то изначально прогнозируется для случая "внутреннего употребления".

Наблюдаемый календарный анахронизм делает неизбежной внешнюю изоляцию Русской Православной Церкви, ещё не освободившейся к тому же и от последствий государственной в недавнем прошлом политики "железного занавеса". Ведь в настоящее время кроме неё ещё лишь две Православные Церкви придерживаются юлианского календаря - Иерусалимская и Сербская (не считая некоторых так называемых старостильников, отделившихся от своих единоверцев-новостильников, в частности, в Греции).

Константинопольская Православная Церковь, претендующая на ортодоксальный вселенский примат, с 1923 года в аспекте антипапистской контрэскапады чуть ли не исключительно для собственного пользования ввела так называемый новоюлианский календарь. Последний в настоящее время с григорианским полностью совпадает и в обозримом будущем - в последующие 800 лет - в принципе отличаться не будет.

Как же в конечном итоге православные христиане будут отмечать 2000-летие Рождества Христова: по григорианскому и надолго совпадающему с ним новоюлианскому календарям, по которым живёт большинство Православных Церквей, или же по расходящемуся с первыми двумя на 13 дней, скажем так, староюлианскому, который пользует Матерь Церквей - Православная Церковь Иерусалимская (вместе с Русской и Сербской)?

Как уже говорилось, Иерусалим декларировал, что торжественная церемония с приглашением предстоятелей других Православных Церквей и высоких гостей со всего мира состоится 7 января 2000 года по новому стилю (то есть 25.12.1999 - по старому). Однако к этому времени православные во многих странах уже отметят очередное Рождество вместе с католиками и протестантами. И не будут же они называть это празднование юбилейным, коль скоро на дворе-то у них всего лишь 1999 год? Но будет ли для них юбилейной датой и 25 декабря 2000 года? Формально этого не должно быть.

Что же в таком случае будут торжествовать во Святом Граде предстоятели тех Церквей, которые живут по новому стилю, за два почти года до календарного 2000-летия Рождества Христова? Собственно, что же будут праздновать и все остальные, собравшиеся в Иерусалиме 7 января 2000 года? Безусловно, совсем не то, что возвещено и продекларировано.

Римо-Католическая Церковь, как уже отмечалось, ещё не приняла окончательных планов относительно празднования 2000-летия христианства. Ватикану, естественно, ещё предстоит решение этого, со всей очевидностью оказавшегося не простым вопроса.

Более подробное рассмотрение упомянутых календарных и некоторых связанных с этим хронологических проблем общего характера и предложено ниже. В основу изложения положены следующие труды:
А.И. Георгиевский. О церковном календаре. - М.:Моск. Патриархия, 1948;
Е.И. Каменцева. Хронология. - М.:"Высшая школа", 1967;
И.А. Климишин. Календарь и хронология.- Изд. 2-е. - М.:"Наука", 1985;
С.И. Селешников. История календаря и хронология. - М.:"Наука", 1979;
Хронологический справочник (XIX и XX века). - Л.:"Наука", 1984.

Календарные даты веков

Измеряй всё доступное измерению
и делай не доступное измерению доступным.
Галилей

Природа даёт готовыми и большую (год), и меньшие (месяц, сутки)
единицы счёта времени. Но единицы эти несоизмеримы. Построение же
систем времясчисления чрезвычайно усложняется этой несоизмеримостью
астрономических периодов в движении Солнца, Луны и Земли.
Е.И. Каменцева
Календарём принято называть основывающуюся на периодичности явлений природы систему счисления продолжительных промежутков времени с разбиением их на более краткие периоды: тысячелетия, века, годы, месяцы, недели и дни.

Само слово "календарь" происходит от латинских caleo ("провозглашать"), calendae ("первый день месяца") и, собственно, calendarium ("долговая книга"). В Древнем Риме начало каждого месяца в новолуние провозглашалось особо. И именно в этот день было принято платить проценты по долгам. 1 января, например, римляне называли Calendae Januariae (январские календы). Последний же день предыдущего месяца, декабря, отметим, назывался кануном январских календ.

Известное выражение "до греческих календ" ("ad calendas graecas") должно означать: "никогда". Ведь в календаре Древней Эллады термин "календы" не использовался, хотя он, как полагают и римляне, греческого происхождения.

Периодичность смены дня и ночи, чередование времён года в их циклически повторяющейся последовательности уже в глубокой древности человечество научилось сопоставлять с суточным вращением Земли, видимым движением Луны вокруг земного шара и с годичным движением Солнца. Археология и хронология не дают точного ответа на вопрос, когда на смену примитивным системам счёта времени, связанным с очевидными и непосредственно наблюдаемыми изменениями в природе (разливы рек, розы ветров и т.п.), пришли календари, основанные на астрономических явлениях. Следы наиболее древних из них прослеживаются почти за шесть тысячелетий до нашего времени.

Лунный и лунно-солнечный календари

Создателями лунного календаря считаются древние шумеры - жители южной Месопотамии, расположенной на широкой равнине, по которой несут свои полные воды могучие реки Тигр и Евфрат. Здесь в середине третьего тысячелетия до н.э. возникло несколько городов-государств Урук, Киш, Ур и другие. Шумеры не только изобрели колесо, соху, серп. Они создали также письменность (образцы шумерской клинописи на обожжённых глиняных табличках дошли до наших дней) и свою систему времясчисления.

Продолжительность года в календаре легендарного Двуречья, состоявшего из 12 "лун", или "месяцев" длительностью в 29,5 суток каждый, составляла всего 29,5х12=354 дня, то есть была значительно короче солнечной. Истинной величины последней (ныне - 365,2421988 суток) шумерские жрецы ещё не знали. Очевидное расхождение природного и календарного циклов требовало введения соответствующей коррекции. Она эпизодически осуществлялась посредством введения в хронограф добавочного тринадцатого месяца и проводилась с учётом весеннего разлива рек, связанного с солнечным круговоротом в природе. Так постепенно складывался календарь, в котором основное значение имел счёт времени по Луне с приведением его в соответствие годовому циклу Солнца.

В качестве примера приведём рассуждения по этому поводу Кирика, (диакона доместика (т.е. регента церковного хора) Новгородского Антониева монастыря), в его труде (Учение, им же ведати человеку число всех лет), относящемся к 1036 году по Рождестве Христове. "(Вестно да будет, - некогда писал древнерусский учёный монах, - яко в едином лете книжных (т.е. солнечно-календарных) месяцев 12, а небесных лун исходит 12, а накоеждо лето оставасть 11 дний и в тех днех на 4-е лето приходит луна 13-я...")

Первоначально каждый шумерский город имел свой календарь. Но после объединения обширных территорий Месопотамии под властью вавилонского царя Хаммурапи (1792-1750 гг. до н.э.) календарь города Ур стал официальным для всей Вавилонии. Он был уже лунно-солнечным. Вавилонский календарь оказал безусловное влияние на календари древних народов Передней Азии, принявших за основание времясчисление по Луне.

Солнечный календарь

Родиной солнечного календаря является Древний Египет. Именно на берегах Нила начало созданию его было положено за четыре тысячи лет до нашей эры.

Многовековые наблюдения позволили египетским жрецам связать периодичность ежегодных разливов великой реки, наступавших сразу же после летнего солнцестояния (ныне - 21-22 июня), с появлением в лучах утренней зари сияющей "звезды Нила", то есть с так называемым гелиакическим восходом Сириуса из созвездия Большого Пса впервые после 70-суточного периода его невидимости. Поэтому год египетского календаря стал годом Солнца, Сириуса и Нила.

Любопытный факт. В русский язык вошло слово, тесно связанное с Сириусом и названием созвездия Большого Пса и согревающее душу всякого школяра и студиоза: каникулы. В Древнем Египте Сириус имел два именования: Сотис (то есть "Лучезарная" или "Блистательная") и Анибус (т.е. "Звезда Пса"). Именно последнее перешло затем к древним римлянам. Они называли это далёкое светило "Stella canicula" или просто "Canicula" ("Каникула"). Предутреннее появление Каникулы совпадало с наступлением самого жаркого времени года. Тогда прекращались работы, приостанавливалась торговля, наступал период отдыха - дни Каникулы. Из латинского языка слово перешло в русский. Но здесь оно стало писаться с малой буквы и приобрело значение перерыва в учебных занятиях не только летом, но и в другие времена года.

Величественное, потрясающее душу впечатление на древних египтян производило совпадение трёх великих явлений природы: наступления летнего солнцестояния, первого предутреннего появления сияющего Сириуса и начала плодоносящего разлива многоводного Нила. И начиная с третьего тысячелетия до нашей эры это нашло иероглифическое запечатление на стенах древних египетских храмов: "Сотис великая блистает на небе, и Нил выходит из берегов своих".

На основании вычислений гелиакических восходов Сириуса древние звездочёты научились предсказывать наступление нильских разливов. Именно с этого момента в Египте начинался новый хозяйственный год. Продолжительность его, то есть по существу период времени между двумя летними солнцестояниями, первоначально была установлена в 360, а затем и в 365 суток. Дополнительные пять дней солнечного года не были прибавлены ни к одному из 12 календарных месяцев по 30 дней. Они праздновались в конце цикла как дни рождения детей от союза бога земли Геба и богини неба Нут: Осириса, Гора, Сета, Исиды и Нефтиды, - которые тоже почитались за богов.

Однако календарный год и в 365 суток был несколько короче периода между двумя восходами Блистательной, так называемого "года Сириуса". По счастливой случайности последний был более близок к действительному и равен 365,25 суток. И каждые четыре года летний восход звезды запаздывал ровно на один день календаря. Достаточно было древним египтянам, несколько тысячелетий тому назад установившим этот факт, сделать соответствующую вставку - и их календарь приобрёл бы необходимую стабильность на многие века, подобно позднейшему - юлианскому. Однако тогда это осуществлено не было.

Благочестивых жителей плодородной долины Нила вполне удовлетворяло то обстоятельство, что праздники, в которые они приносили жертвы своим богам, с течением времени случались не в одни и те же дни, но, последовательно перемещаясь, приходились, освящая их, на все месяцы годичного цикла. Тем самым египетский календарный год по отношению к "году Сириуса", более продолжительному, был "блуждающим". В уважение богобоязненности своих подданных фараоны при вступлении на престол приносили клятву не изменять традиционной продолжительности календарного года.

Последнее стало необходимым после однажды предпринятой попытки проведения календарной реформы с целью упразднения "блуждающего" года. Около 1700 г. до н.э. северная часть дельты Нила была покорена азиатскими кочевыми племенами гиксосов, цари которых и составили XV династию Египта. Согласно упоминанию Платона (427-347 гг. до н.э.) в "Тимее", реформатором стал один из них - Салитис. Однако по изгнании гиксосов из страны традиционный календарь был восстановлен.

Спустя почти полторы тысячи лет предпринималась и другая безуспешная попытка календарной реформы. Об этом стало известно на основании одной из археологических находок - так называемого Канопского декрета царя Птолемея III Евергета из династии Птолемеев, родоначальником которой был один из полководцев царя Александра Македонского. Документ-билингва в переводе на юлианский календарь датирован 7 марта 238 г. до н.э.

В 1866 году при раскопках в одном из храмов в дельте Нила была обнаружена каменная плита. На ней иероглифическим и греческим письмом была начертана надпись, гласившая: "Чтобы времена года неизменно приходились, как должно, по теперешнему порядку мира и не случилось бы то, что некоторые из общественных праздников, которые приходятся на зиму, когда-нибудь пришлись на лето, - так как звезда [Сириус] за каждые четыре года уходит на один день вперёд, - а другие, празднуемые летом, в будущее время не пришлись бы на зиму, как это бывало и как будет случаться, если год будет и впредь состоять из 360 дней и пяти дней, которые к ним добавляют, то отныне предписывается через каждые четыре года праздновать праздник богов Евергета после пяти добавочных дней и перед новым годом. Пусть всякий знает, что прежние недостатки в счислении времён года и лет отныне счастливо исправлены царём Евергетом".

Как видим, декретом предписывалось введение того, что позднее будет названо "високосным годом". В случае его осуществления средняя продолжительность египетского календарного года составила бы 365,25 суток и равнялась длине года в юлианском календаре, принятом двумя столетиями позже. Однако и на этот раз объективная и столь нужная коррекция не утвердилась.

По завоевании Египта римлянами в 26 г. до н.э. здесь всё-таки была проведена календарная реформа с добавлением необходимого шестого дня один раз в четырёхлетие, но с иной системой чередования високосных годов и иным началом эры и года (29 августа), чем это было в метрополии. На протяжении 1600 лет этот стабильный александрийский календарь шёл в параллели с юлианским, введённым несколько ранее, но со сдвигом новолетия. Египетский календарь, созданный в глубокой древности и характеризовавшийся своей простотой и очевидностью, по словам известного американского учёного О. Нейгебауэра, единственный разумный календарь во всей ранней человеческой истории, приобрёл в астрономии статус стандартной системы счёта времени и сохранил эту роль на протяжении Средних веков вплоть до использования его Коперником в лунной и планетной таблицах. Он послужил основой для дальнейших совершенствований солнечного календаря.

Юлианский календарь

Канун

В настоящее время почти все народы мира пользуются солнечным календарём, практически унаследованным от древних римлян, которые в свою очередь заимствовали его у премудрых египтян.

История не сохранила точных сведений о времени зарождения римского календаря. Как полагал Марк Теренций Варрон (116-27 гг. до н.э.), ещё до Ромула - легендарного основателя Рима и первого римского царя (753-716 гг. до н.э.), то есть до середины VIII в. до н.э., римляне пользовались календарём, в котором год состоял из 10 месяцев и содержал всего 304 дня. Остававшийся промежуток времени, по свидетельству Макробия (V в. н.э.), они на месяцы не разделяли, а просто "в безвремении" ждали прихода весны, чтобы опять начать счёт по месяцам. Первым из них был март (назван в честь бога войны Марса). Следующим шёл апрель (от латинского "aperire" - "раскрывать", так как в этом месяце раскрываются почки на деревьях). Третий месяц был посвящён богине Майе - матери Меркурия. Четвёртый в честь богини Юноны, супруги Юпитера, покровительницы женщин, был назван июнем. Последующие месяцы носили числовые обозначения, некоторые сохранили их вплоть до наших дней: сентябрь (т.е. седьмой по счёту), октябрь (т.е. восьмой), ноябрь (девятый), декабрь (десятый).

Дальнейшее реформирование системы счёта времени римские историки связывают с именами самого Ромула и полулегендарного диктатора Рима Нумы Помпилия (около 673 до н.э.).

Последним, по Макробию, был введён лунный год в 354 дня (затем - в 355 дней) с добавлением двух новых месяцев - января (в честь двуликого бога Януса: он одновременно мог и созерцать прошедшее, и предвидеть будущее) и февраля (от латинского "februarius"- "очищение": в середине этого месяца проводился обряд очищения; посвящён богу подземного царства Фебруусу).

Для согласования счёта времени по Луне с Солнцем через год вставлялся дополнительный месяц - мерцедоний (от латинского "marcere" - "увядать": месяц как бы увядал в конце одного двулетия, чтобы вновь возникнуть лишь в следующем; по другой версии - от "marces" - "плата": мерцедоний являлся месяцем окончания всех денежных расчётов по прошедшему году).

"По весьма остроумному и высоко вероятному предположению Г.Ф. Унгера, - замечает священник Д.А. Лебедев в книге "К истории времясчисления у евреев, греков и римлян" (Петроград, 1914), - римляне называли собственными именами шесть месяцев, с января по июнь, потому что они приходятся на ту половину года, когда день увеличивается, почему она и считалась счастливой и только на неё в древнейшее время приходились и все праздники (от которых обычно получали свои названия и месяцы); остальные же шесть месяцев, соответствующие той половине года, в которую увеличивается ночь и в которую поэтому, как в неблагоприятную, не справлялось никаких празднеств, не имели ввиду этого особых имён, а просто только считались от первого месяца марта.

Полную аналогию с этим представляет и тот факт, что при лунном годе римляне отмечали только три лунные фазы: новолуние (Calendae), 1-ю четверть (nonae) и полнолуние (idus). Эти фазы соответствуют той половине месяца, когда светлая часть Луны увеличивается..."

Средняя продолжительность римского календарного года с учётом вставного месяца составляла 366,25 суток, то есть более чем на сутки была больше истинной. Чтобы ликвидировать расхождение между календарными числами и циклическими явлениями природы, приходилось время от времени прибегать к увеличению или уменьшению количества дней в мерцедонии.

Право определения продолжительности последнего ("назначать для вставочного месяца столько дней, сколько потребуется"), согласно закону Мания Ацилия Глабриона, начиная с 191 г. до н.э. было полностью предоставлено римским понтификам, во главе которых стоял верховный жрец (Pontifex Maximus). Новоявленные "хронометристы" часто злоупотребляли своим положением, произвольно и не без корысти манипулировали длительностью календарного года, сокращая или растягивая его.

По свидетельству Цицерона (106-43 гг. до н.э.), пользуясь предоставленной им бесконтрольной властью, понтифики удлиняли сроки пребывания на общественных должностях для своих друзей или за взятку и укорачивали эти сроки для оппонентов. По своему произволу они могли манипулировать также временем уплаты различных налогов. Поэтому нетрудно себе представить, как твёрдо жрецы держали в своих руках всю политическую и хозяйственную жизнь Рима. В отличие от жизни сакральной, пущенной, как всегда при чрезмерном увлечении земными утехами, на самотёк.

Наслаиваясь, искусственные искажения календаря прибавлялись к его естественным погрешностям, связанным с неточностью определения продолжительности циклов Солнца и Луны и несоразмерностью, некратностью их целым числам. В результате ко дням Цезаря он был столь деформирован, что, по словам свящ. Д.А. Лебедева, представлял собою "настоящее хронологическое monstrum". Не совпадая ни с движением Солнца, ни с фазами Луны, "это был календарь не лунный и не солнечный, а псевдолунный и псевдосолнечный. Обладая всеми недостатками лунного, он не имел ни одного из его достоинств. И точно в таком же отношении стоял он и к солнечному".

Естественные хронологические ориентиры с очевидностью оказались утраченными. И теперь уже, следуя календарю, праздник жатвы приходилось отмечать зимой. По словам известного американского учёного, специалиста в области хронологии Э. Бикермана, сей - по определению - путеводитель во времени "скорее полностью блуждал наугад..."

Неразбериху и хаос, господствовавшие в римском календаре в канун его реформы, лучше всего охарактеризовал как и обычно остроумный Вольтер (1694-1778). По словам философа, "римские полководцы всегда побеждали, но они никогда не знали, в какой день это случалось..."

Январские календы 45 г. до н.э.

К середине I века до н.э. проблема календаря, создававшего большую путаницу в жизни Рима, превратилась в острую социальную проблему. И этот Гордиев узел в 46 г. до н.э. был разрублен римским диктатором и верховным жрецом Гаем Юлием Цезарем (100-44 гг. до н.э.). По его имени проведённая календарная реформа позже была названа юлианской.

Побывав к тому времени в Египте, Цезарь имел возможность познакомиться с особенностями здешнего солнечного календаря. Он и сам составил несколько не дошедших до нас трактатов по астрономии. Приняв в качестве образца существовавший египетский хронограф с учётом поправки, некогда безуспешно вводившейся Канопским декретом Птолемея III, великий понтифик поручил создание нового римского календаря группе астрономов из знаменитой Александрийской обсерватории во главе с известным учёным Созигеном.

В основу разработанного календаря, также получившего название юлианского, была положена цикличность перемещения Солнца по небесной сфере. Средняя продолжительность солнечного года принята равной 365,25 суток.

Вряд ли Созигену не было известно открытие греческого астронома Гиппарха, сделанное примерно за 75 лет до проводимой реформы. Им было установлено, что в действительности величина года является несколько меньшей, чем введённая в расчёты. Это связано, в частности, с особенностью вращения Земли вокруг своей оси (т.н. явлением прецессии). Но в практических целях, видимо, было сочтено возможным пренебречь этим расхождением как несущественным. Оно будет принято во внимание более чем через 1600 лет при проведении в 1582 г. н.э. уже следующей реформы - григорианской. К тому времени суммарная погрешность календаря по этой причине составила известные 10 дней в период от Никейского Собора, состоявшегося в 325 году, да ещё почти 3 дня - от Цезаря. Итак, вводилась продолжительность года в 365,25 суток. Однако в календарном году может быть лишь целое число дней. Поэтому, согласно реформе, предписывалось считать в трёх из каждых четырёх лет по 365, а в последнем - 366 дней.

Как прежде целый месяц мерцедоний, так и теперь этот добавочный день решили "упрятать" между 24 и 25 февраля и называть его bis sextum Kal. Mart. - "дважды шестой до мартовских календ". Напомним, римляне считали дни в месяце в обратном порядке: вместо "24 февраля" они говорили: "шестой день до мартовских календ". Отсюда и название неординарного дублета. Дополненный этим вставным днём год позже был назван annus bissextilis (биссекстилис).

Через византийских греков, произносивших "б" как "в", это слово пришло на Русь. В древнем Часослове под 1 марта, которое некогда считалось началом календарного года, читаем: "Сей первый есть в месяцех месяц, зане в онь началобытный свет видимый сотворен бысть... от перваго числа его начало приемлють вси крузи солнечныи и луннии, и вруцелето, и Виссектос, и равноденствие составляется в нем и прочая..." Отсюда и так пошла наша лексема "високосный".

В контексте реформы было упорядочено также и количество дней в месяцах: нечётный месяц включал 31 день, чётный - 30; февраль в простом году должен был иметь 29, в високосном - 30 дней.

Счёт дней по юлианском у календарю был начат с 1 января 45 г. до н.э. На этот день, с которого уже более века (с 153 г. до н.э.) вступали в свою должность вновь избранные римские консулы, было перенесено и начало года. Именно на 1 января пришлось тогда и столь чтимое римлянами новолуние. Великий понтифик не преминул отметить это благоприятное обстоятельство, подчеркнув, что сами боги благосклонны к календарной трансформации.

К моменту юлианской реформы римский календарь ушёл вперёд от смены времён года на 90 дней. Поэтому 1 января календарного года должно было бы выпасть на 3 октября. В связи с этим в предшествовавшем реформе году были вставлены три дополнительных месяца: кроме мерцедония из 23 - ещё два безымянных из 33 и 34 дней между ноябрём и декабрём. В декабре римляне праздновали сатурналии - торжества в честь Сатурна, бога посевов и плодородия. Конец праздника и был совмещён с днём зимнего солнцестояния. Этот год, продолжавшийся 445 дней, был назван "годом великой путаницы" (annus confusiosus).

В благодарность за упорядочение календаря, а также учитывая выдающиеся заслуги Юлия Цезаря на военном и государственном поприщах, римский сенат - по предложению Марка Антония, сподвижника и соконсула великого понтифика, убитого в мартовские иды - 15 марта 44 г. до н.э. сенаторами же, - принял решение переименовать месяц квинтилис (пятый по старому счёту, то есть от марта), в котором родился Цезарь, в июль.

Отслеживать правильность счисления времени вновь было поручено членам высшей жреческой коллегии. Понтифики же - то ли по небрежению, то ли невежеству, то ли по корысти и злоумышлению - снова запутали календарь, объявляя високосным не каждый четвёртый, как требовалось, а каждый третий год. (Вероятнее всего, они пользовались методом "включительного счёта".) В итоге с 44 по 9 год до н.э. было введено двенадцать високосов (високосных годов) вместо полагавшихся девяти.

Ошибка была исправлена при преемнике Цезаря - его племяннике и приёмном сыне Гае Юлии Цезаре Октавиане, затем - Императоре Цезаре Августе (63 г. до н.э.-14 г. н.э.). На протяжении 16 лет - с 9 г. до н.э. по 8 г. н.э. - високосы были упраздняемы: добавочные дни в феврале 5 и 1 гг. до н.э. и 4 г. н.э. не вставлялись (эти годы - вместо високосных - были простыми). В благодарность за исправление римского календаря, а также в ознаменование побед императора, одержанных в этом месяце, решением сената секстилис (шестой по старому счёту) был переименован в август . К этому месяцу в честь возвеличенного богами реформатора был добавлен ещё один день, отнятый от февраля. Для того, чтобы подряд три месяца - июль, август и сентябрь - не имели по 31 дню, один день был отнят от сентября (седьмого по старому счёту) и перенесён на октябрь (восьмой), а отнятый в свою очередь от ноября (девятого) - на декабрь (десятый). Эти интервенции вовсе разрушили правильное чередование длинных и коротких месяцев в годовом цикле календаря, созданного Созигеном.

После Императора Августа, почившего от дел своих в 14 г. н.э., уже во дни земной жизни Иисуса Христа (напомним: "В те дни вышло от кесаря Августа повеление сделать перепись по всей земле..." (Лк.2,1)), некоторые из его преемников пытались увековечить свои имена и в календаре. Так, во время правления Тиберия (14-37 г. н.э.; напомним: "В пятнадцатый... год правления Тиверия кесаря, когда Понтий Пилат начальствовал в Иудее,.. был глагол Божий к Иоанну [Крестителю]..."(Лк.3,1-2)) сенат переименовал сентябрь в тибериус, тот же месяц при Антонине Пие (138-161) - в антонинус, при Аврелии Коммоде (180-192), императоре-гладиаторе, - в коммодус. Октябрь во властвование Домициана (81-96) именовался домицианус. Однако время не сохранило эти "деноминации". И мы по-прежнему - вместе с древними римлянами - называем девятый месяц нашего календаря седьмым, т.е. сентябрём, десятый - восьмым, т.е. октябрём, одиннадцатый - девятым, т.е. ноябрём, двенадцатый - десятым, т.е. декабрём.

В поисках точки отсчета

До сих пор говорилось о внутренней структуре юлианского календаря. Сам же порядок последовательного чередования лет обычно соотносился с той календарной системой летосчисления, или эрой, которая практикуется в настоящее время. Однако древние римляне, как и их предшественники и современники, года считали иначе, то есть пользовались иными эрами.

Относительно самого слова "эра" предполагается, что оно происходит от латинского "aera", что означает "число".

Существует также мнение, будто это слово составлено из первых букв фразы "ab exordio regni Augusti" - "от начала царствования Августа". При Августе Римское государство из республики превратилось в империю. Тогда и было принято датировать различные документы годами правления императора.

Летосчисление по олимпийским играм

Во второй половине III в. до н.э. древнегреческим историком Тимеем (~ 352-256 гг. до н.э.) и математиком Эратосфеном (около 276-около 196 гг. до н.э.) было введено летосчисление от первых Олимпийских игр. Игры проводились один раз в четыре года в дни, близкие к летнему солнцестоянию. Начинались они на 11-й и заканчивались на 16-й день после новолуния. При счёте лет по олимпиадам каждый год обозначался порядковым номером игр и номером года в четырёхлетии, которое ими и начиналось.

В XVIII веке юлианский календарь и принятый теперь счёт лет, как говорится, "задним числом" были распространены на те давние времена, когда фактически они ещё не действовали. В результате была установлена следующая датировка: первые Олимпийские игры открылись 1 июля 776 г. до н.э. по юлианскому календарю.

В VII веке до н.э. в Малой Азии, разделённые рекой Галис (нынешнее название - Кизил-Ирмак), существовали две могущественные в то время державы - Лидия и Мидия. Некогда между ними, как это и водится среди близких соседей, вспыхнул, по современной терминологии, вооружённый конфликт.

"Пять лет, - по Геродоту, - с переменным успехом продолжалась эта затяжная война: верх одерживали то мидяне, то лидийцы... И на шестой год во время одной из битв день внезапно превратился в ночь... Увидев это, лидийцы и мидяне прекратили битву и поспешно заключили мир".

Описывая сражение, которое произошло 28 мая 585 г. до н.э. и во время которого за 45 минут до захода дневного светила случилось полное солнечное затмение, Марк Туллий Цицерон датировал знаменательное небесное явление 4-м годом 48-й олимпиады. Именно это обстоятельство и позволило установить время проведения первых Олимпийских игр по юлианскому календарю.

Безусловно, соответствие древнегреческой хронологии системе современного календаря проверено и по другим данным. В частности, Плутарх в книге "Жизнь Никия" упоминает о полном лунном затмении, случившемся в 4-м году 91-й олимпиады. Согласно астрономическим расчётам, это затмение, возвестившее, по историку, гибель афинской армии, военачальником которой был Никий, в битве с сиракузянами в Сицилии, произошло 27 августа 413 г. до н.э.

Передававшиеся от поколения к поколению списки победителей олимпийских игр около 300 г. были использованы христианским историком Евсевием Кесарийским (263-338). В своей "Хронике", начав от Адама, он сопоставил годы правления ряда царей с датами олимпиад вплоть до 249-й включительно.

В 394 г. императором Римской империи Феодосием I олимпийские игры были запрещены. Однако летосчисление по олимпиадам ещё некоторое время сохранялось.

Летосчисление по консулам

В Римской республике, а затем империи счёт лет осуществлялся по консулам. Историки располагают списками консулов за 1050 лет, начиная от основателей республики.

По Титу Ливию, царская власть в Древнем Риме существовала в течение 244 лет от основания города до его освобождения от тирании. Царь Тарквиний Гордый, который правил в течение 25 лет, своими беззакониями вызвал гнев и негодование граждан. Они заперли перед ним городские ворота и объявили ему изгнание с женой и детьми. Затем были избраны первые консулы. Ими стали Луций Юний Брут и Луций Тарквиний Коллатин, сын Эгерия, сыгравшие решающую роль в свержении последнего римского царя. Это случилось в 509 г. до н.э.

После императора Константина I Великого (около 285-337), воздвигшего Константинополь на востоке страны, в Римской империи фактически существовали две столицы. Поэтому один консул, по соглашению, избирался в "ветхом", другой - в Новом Риме.

В 537 н.э. году император Юстиниан I (482-565) ввёл летосчисление по годам правления императоров, которые с 534 г. сосредоточили консульские должности в своих руках. Последний ординарный консул Флавий Василий Меньший избирался в 541 г. Поэтому в империи некоторое время счёт лет вёлся так: 1-й, 2-й и т.д. год post consulatum Basilii - "после консульства Василия".

В качестве примера можно привести датировку одного из заседаний Пятого Вселенского Собора, состоявшегося в мае-июне 553 г. ещё при богословствовавшем императоре: "В 27 год царствования государя Юстиниана, постоянного августа, в 12 год после консульства славнейшего мужа Василия, в 7 день (до) июньских календ".

Преемники создателя цареградской Софии восстановили обычай объявлять себя 1 января консулами и бросать деньги в народ, как это делалось ранее. Поэтому счёт лет "post consulatum" продолжался вплоть до IX века. Лишь император Лев Философ (886-912) издал указ, окончательно запретивший использовать счисление времени по консулам.

Эра "от основания города"

Историки Средневековья вплоть до конца XVII века широко пользовались эрой "ab urbe condita" - "от основания Города", то есть Рима, хотя в самой империи она не была столь популярной из-за споров о возрасте столицы.

Выдвигалось около десяти различных дат основания Рима. Марк Теренций Варрон (116-27 гг. до н.э.) ввёл и популяризовал следующую: третий год 6-й олимпиады. День города римляне ежегодно отмечали как весенний праздник. Отправной точкой отсчёта эры "ab urbe condita" стало считаться 21 апреля 753 г. до н.э. по юлианскому календарю. Она и была принята в историографии.

Установлению даты основания Рима, а также определению времени введения юлианского календаря (1 января 45 г. до н.э.) в значительной степени способствовало, в частности, упоминание в древних источниках о полном солнечном затмении, которое по астрономическим расчётам (а учёные произвели фантастическое количество таковых!) произошло 20 марта 71 г. н.э.

Эра Августа

Как уже говорилось, существует мнение, что слово "aera" ("эра") составлено из первых букв сочетания "ab exordio regni Augusti". Хотя римским сенатом "за мужество, милосердие, справедливость и благочестие" Император Цезарь был провозглашён "возвеличенным богами" в 27 г. до н.э., фактически счёт лет от начала правления Августа вёлся от 1 августа 43 г. до н.э., то есть 711 года от основания Рима, когда преемник божественного Юлия стал консулом.

Вскоре после знаменитой морской битвы при мысе Акциум, которая произошла 2 сентября 31 г. до н.э. и принесла Октавиану окончательную победу над Марком Антонием и египетской царицей Клеопатрой VII, под владычество римлян подпала и страна Нила. И здесь счёт лет стали вести от воцарения Августа в Египте. За начало эры было принято 1 августа 30 г. до н.э., когда император посетил Александрию. Позднее - в 26 г. до н.э. - при проведении календарной реформы и сам египетский календарь был заменён так называемым стабильным александрийским с началом года и эры 29 августа и иной системой високоса, чем в календаре юлианском.

В качестве примера датировки с использованием изложенного приведём по случаю следующий: Гай Октавий Фурин, после убийства в 44 г. до н.э. Цезаря - как его приёмный сын - именовавшийся Гай Юлий Цезарь Октавиан, с 40 г. до н.э. - Император Цезарь, с 28 г. до н.э. - принцепс, т.е. первоприсутствующий в сенате (princeps senatus), с 27 г. до н.э. - Император Цезарь Август, сын божественного (Юлия), со 2 г. до н.э. - "отец Отечества" ("Сенат в согласии с римским народом приветствует тебя отцом Отечества" (pater patriae)!), но отказавшийся принять царский титул и имя Ромул, восходящее к основателю Рима и первому римскому царю, родился перед восходом Солнца за девять дней до октябрьских календ 691 года от основания Рима, в консульство Марка Туллия Цицерона, знаменитого римского оратора, философа, политического и общественного деятеля, "отца Отечества", вероятно, первым, ранее самого Цезаря получившего это почётное титулование (если не считать консула и диктатора Марка Фурия Камилла, который благодарными римлянами был почтён именованием "отца Отечества" в 390 г. до н.э.), и Гая Антония Гибриды, т.е. 23 сентября 63 г. до н.э. по юлианскому календарю; скончался в возрасте около 77 лет в девятом часу дня в четырнадцатый день до сентябрьских календ 767 года от основания Рима, в консульство Секста Помпея (сына знаменитого триумвира и союзника, а затем врага Цезаря) и Секста Аппулея, т.е. 19 августа 14 г. н.э. по юлианскому календарю.

Эра Диоклетиана

В последующем летосчисление в Римской империи долгое время велось от начала правления императора Диоклетиана (около 243-313 гг. н.э.) - от 29 августа 284 г. н.э. В данном случае во внимание было принято начало эры в стабильном александрийском календаре, ибо в действительности правитель пришёл к власти 17 сентября.

Летосчисление по эре Диоклетиана, жестокого гонителя христиан, долгое время сохранялось и после того, как император отказался от престола. Оно использовалось не только астрологами при составлении гороскопов, но и александрийскими епископами при расчётах дат празднования христианской Пасхи. Позднее эра была переименована в эру мучеников чистых. Последняя до сих пор применяется христианами-коптами в Египте, Эфиопии и Судане.

Эра "от сотворения мира"

Уже в первые века становления христианства предпринимались попытки перебросить хронологический мост между современностью и священными событиями, описанными в Библии. В результате проведённых подсчётов возникло около 200 различных вариантов эры "от сотворения мира", или "от Адама". Согласно таковым, период времени от сотворения мира до Рождества Христова насчитывал от 3483 до 6984 лет. Наибольшее распространение приобрели три так называемые мировые эры: александрийская (исходная точка - 5501 (фактически 5493) год до Р.Х.), антиохийская (5969 год до Р.Х.) и более поздняя византийская (5508 год до Р.Х.).

Собственно, прецедент уже был: древнееврейский лунно-солнечный календарь с эрой от сотворения мира. Исходный момент (эпоха) эры - 7 октября 3761 г. до н.э., понедельник, 5 часов 204 хелека (хелек - 1/1080 часть часа, состоящая из 76 мгновений; при расчётах часто принимается 6 часов) пополудни. Реформированное в 499 г. н.э., это летосчисление в настоящее время официально применяется в государстве Израиль, хотя там пользуются и григорианским календарём.

Некогда, описывая все структурные сложности древнееврейского календаря, выдающийся хорезмийский учёный-энциклопедист Аль-Бируни (973-1048 гг. н.э.) восклицал: "Но это только тенета и сети, которые жрецы расставили, чтобы уловить простых людей и подчинить их себе. Они добились того, что люди ничего не предпринимали, не согласуясь с их мнением, и пускались на какое-либо дело только по их предначертаниям, не советуясь с кем-либо другим, словно эти жрецы, а не Аллах - властители мира".

Что же касается непосредственно эры "от сотворения мира", или "от Адама", то здесь, полагаем, небесполезно будет привести мнение одного из исследователей библейской хронологии И. Спасского.

По словам учёного, "хотя в священных книгах (Библии) лета событий не считаются от одной какой-либо эры,.. но чрез снесение, сличение и совокупление хронологических текстов, рассеянных по разным книгам Свящ. Писания, можно приходить к общему определению времени, протекшего от начала рода человеческого до Иисуса Христа".

Однако далее И. Спасский счёл необходимым отметить: "Как ни прост, по-видимому, метод исследования библейской хронологии, однако же он сопряжён с большими затруднениями, окончательно едва ли когда разрешимыми. Они происходят первее всего от того, что хронологические показания, как мы находим их теперь в различных списках одного и того же текста, в различных переводах священных книг и в самом подлиннике, различны между собой, так что трудно определить, какое показание в каком тексте или списке подлинное и верное" (И. Спасский. Исследование по библейской хронологии. - Киев, 1857. - С.3-4).

Напомним, что к началу нашей эры, кроме древнееврейского текста Библии, в распоряжении хронологов уже находился перевод её на греческий язык (т.н. перевод 70-ти толковников, Септуагинта), завершённый в Александрии при царе Птолемее VIII около 130 г. до н.э. как для нужд проживавших в Египте эллинизированных евреев, так и для "всех прочих, во Вселенной сущих". Затем на рубеже IV-V веков по Рождестве Христове появился перевод Библии на латинский язык, осуществлённый с еврейского учёным пресвитером Иеронимом Стридонским (т.н. Вульгата).

Как оказалось, в тексте Библии, который находился в пользовании у иудеев по крайней мере с конца II века н.э., и в латинской Вульгате хронология жизни древних патриархов, правления царей и прочего указана совершенно иная, чем в греческой Септуагинте (и, естественно, главным образом с неё переведённой славянской Библии). Между христианами и иудеями возникли бурные споры, посыпались взаимные обвинения в порче библейского текста исходя из религиозно-богословских соображений.

Кроме того, библейские цифровые данные прекращаются со времени вавилонского пленения еврейского народа (586 г. до н.э.). Поэтому при подсчёте лет далее приходилось обращаться к различным небиблейским источникам.

В частности, немаловажное влияние на опыты хронологического упорядочения событий мировой истории в эре "от сотворения мира" имел объёмный труд Иосифа Флавия (37-95) "Иудейские древности", в котором дано изложение истории еврейского и окрестных народов от Адама до I в н.э.

Христианские историки по-разному оценивали те или иные временные промежутки этого в точности тогда ещё не известного периода. В итоге - 200 расходящихся между собой более чем на 3500 лет вариаций одной эры.

Едва ли не первым из христианских писателей к этой проблеме около 180 года обратился антиохийский епископ Феофил. Согласно его подсчётам начало эры "от сотворения мира" должно было приходиться на 1 сентября 5969 года до Р.Х. (впрочем, некоторые источники указывают 5515, другие - 5507 год до Р.Х.). Это - так называемая антиохийская эра.

Климент Александрийский около 190 года возводил начало эры к 5472 г. до Р.Х. (по другим источникам - к 5624 г.).

Составитель пасхального круга епископ Римский Ипполит около 200 года, а через два десятилетия после него и Секст Юлий Африкан определили продолжительность этого промежутка времени ровно в 5500 лет.

Описывая события последних до Христа 500-700 лет, Секст Юлий Африкан в своей "Хронографии" упоминает ряд исторических личностей (например, персидского царя Кира), греческие олимпиады и т.д. По совокупности этих исторических сведений можно установить, что 5500 год по его эре приходится на 2-й год до н.э., а не на 1-й год новой, как это должно было бы быть согласно исходной интенции: до Рождества Христова.

В "Хронике" Евсевия Кесарийского период от сотворения мира до Рождества Христова насчитывает всего 5199 лет.

Вплоть до IX века н.э. многими византийскими историками использовалась так называемая эра Анниана, или александрийская, созданная в начале 400-х годов. Сотворение мира в ней прежде было отнесено на 25 марта 5001 года до Р.Х. (фактически - 5493 года, если устранить деформацию временной шкалы последовательности исторических событий). Однако затем это было сочтено неудобным, так как при подобном исходе Пасха в контексте александрийской эры иногда случалась дважды, а иногда - ни разу в году. По этой причине новолетие в ней было перенесено на 1 сентября.

Уже в VI веке в Византии начала использоваться другая мировая эра с началом 1 марта 5508 года до Р.Х. Счёт дней в ней вёлся от Адама, который, исходя из библейских предпосылок, был создан в пятницу 1 марта 1 года данной эры. Исходя из того, что это произошло в середине шестого дня творения, по аналогии было принято считать, что Спаситель мира снисшел на землю в середине шестого тысячелетия, ибо "у Господа один день, как тысяча лет, и тысяча лет, как один день" (2Пет.3,8), а с небольшими уточнениями, связанными с пасхальными расчётами, - через 5508 лет по Адаме. Именно византийская схема летосчисления на много веков заняла важное место в календарной системе Руси.

Римо-Католическая Церковь долгое время придерживалась принципов восточно-христианской хронологии. Но уже с конца IX века по инициативе архиепископа Вьенского Адона (Франция) предпочтение стало отдаваться временной сетке латинского перевода Библии. Со времени же Тридентского собора, состоявшегося в 1545-1563 гг., когда текст Вульгаты был объявлен каноническим, господствующей в Западной Европе стала "короткая" хронологическая шкала. Так, по одному из сокращённых вариантов эры от сотворения мира до Рождества Христова насчитывается 4713, по другому - лишь 4004 года.

Наше летосчисление = эра "от Рождества Христова"

Предварения

Как уже отмечалось, эра "от Рождества Христова" была введена post factum "кончиком пера". Впервые от Рождества Христова (в латинской традиции - "Anno Domini" (AD) - "года Господня") был обозначен год, который стал 525-м годом нового летосчисления.

Эра была создана римским монахом, папским архивариусом, скифом по происхождению Дионисием Малым. Никаких сведений о том, на основании каких расчётов и соображений это было сделано, не имеется. Поэтому относительно схемы перехода на новое летосчисление предлагаются различные догадки, хотя ни одна из них не представляется убедительнее другой. Доподлинно известно лишь то, что связано это было с подготовкой пасхальных таблиц (пасхалии) на дальнейшую перспективу.

По сложившейся в свете решений Никейского Собора 325 года церковной традиции, христианская Пасха должна отмечаться в первое воскресенье после первого полнолуния после весеннего равноденствия. В связи с несоразмерностью солнечного и лунного циклов, которым она сопоставляется, дата праздника с годами смещается по временной шкале в пределах с 22 марта по 25 апреля по юлианскому календарю. Практически на каждый год она определяется расчётным путём.

При составлении пасхалий днём весеннего равноденствия с 325 года принято было считать 21 марта по юлианскому календарю. В основание расчётов пасхальных фаз Луны на каждый год был положен относительно точный 19-летний лунный цикл, открытый великим греческим астрономом Метоном в 432 - олимпийском - году до н.э. Как было установлено, каждые 19 лет все фазы Луны приходятся на те же числа месяца солнечного года. Это так называемый "круг Луны".

С другой стороны, в юлианском календаре каждые 28 лет все числа месяца приходятся на те же самые дни недели. Это так называемый "круг Солнца".

Поскольку 19 и 28 - числа некратные, то все (расчётные!) фазы Луны совпадают с теми же числами месяца и днями недели через период времени, равный произведению 19х28, то есть через 532 года. Поэтому каждые 532 года (этот период называется великим индиктионом) повторяются и расчётные даты пасхальных воскресений. В современной традиции индиктионы принято отсчитывать от исходного момента византийской эры - от 5508 года до Р.Х. В настоящее время идёт 15-й великий индиктион, который начался в 1941 г.

Исходя из практических соображений, при разработке пасхальных таблиц пользовались менее точным, но более удобным 95-летним (=19х5) циклом (это так называемый малый пасхальный круг). По обычаю, восходящему к началу IV века, такие таблицы подготавливались пасхалистами Александрийской Церкви и затем рассылались по всему христианскому миру.

Предположения

В 247 году эры Диоклетиана заканчивался малый пасхальный круг, составленный на истекавшее 95-летие (153-247) патриархом Александрийским Кириллом (444 г.). В связи с этим в 241 году Дионисий Малый приступил к вычислению новой пасхалии, которая должна была начинаться с 248 года эры Диоклетиана. Однако названный император, о чём уже говорилось выше, был жестоким гонителем христиан. Поэтому Дионисий в одном из своих писем высказал предложение отказаться от эры, связанной с именем ненавистного правителя, и впредь считать годы от Рождества Христова (по другим данным - "ab Incarnatio Domini"- "от Воплощения Господа", то есть от праздника Благовещения Пресвятой Богородицы, который тогда уже отмечался 25 марта).

Существует предположение, что Дионисий в своих расчётах принимал в соображение следующее обстоятельство. Согласно одной из трактовок синоптических Евангелий и древнему преданию, Иисус Христос, "начиная Свое служение, был лет тридцати" (Лк.3,23), а распят был на кресте, умер и восстал из мертвых на 31-м году жизни. Воскресение Его совершилось 25 марта. Это была первая христианская Пасха, которая совпала с днём Благовещения Пресвятой Богородицы и называется поэтому Кириопасхой ("Господней Пасхой").

Подобное совпадение, как уже говорилось, может наблюдаться один раз в 532 года, в период, называемый великим индиктионом. Именно через 532 года все фазы Луны приходятся на одни и те же числа месяца и дни недели. Как Дионисий мог определить по своим пасхальным таблицам, ближайшая Кириопасха, т.е. Пасха, приходящаяся на воскресный день 25 марта и совпадающая с праздником Благовещения, должна была быть в 279 году эры Диоклетиана. Следовательно, первая Кириопасха, по римскому пасхалисту, была за 532-279=253 года до начала данного летосчисления. Присовокупив же к сему число 31 (предполагаемый возраст Христа к моменту крестной смерти), он получил, что сама эра Диоклетиана началась в 253+31=284 году по Воплощении Господа, как об этом говорилось выше.

Таким образом, в согласии с предполагаемой схемой рассуждений Дионисия Малого, начало эры "от Рождества Христова", то есть 1 января 1-го года, пришлось на 1 января 753-го года от основания Рима, 43-го года от воцарения Августа, 4-го года 194-й олимпиады. В этот день вступили в свои должности консулы Гай Цезарь и Эмилий Павл. С 1 марта 1-го года по Р.Х. начинался 5509-й год от сотворения мира византийской эры, с 21 апреля - 754-й год от основания Рима, с новолуния 10 июня - 1-й год 195-й олимпиады, с 1 августа - 44-й год от воцарения Августа.

Нелишне отметить, что сам Дионисий начинал счёт дней в году с 25 марта, с праздника Благовещения Пресвятой Богородицы (Напомним соответствующий фрагмент из евангельского повествования: "(И... вошед к... Деве, обрученной мужу, именем Иосифу, из дома Давидова,.. сказал ей Ангел:... радуйся, Благодатная! Господь с тобою... И вот, зачнешь во чреве, и родишь Сына и наречешь Ему имя: Иисус" (Лк.1,27.28.30.31)).

Рождество же Христово (воспроизведём евангельский текст: "(Иисус родился в Вифлееме Иудейском, во дни царя Ирода" (Мф.2,1)); "(И родила (Мария) Сына своего первенца, и спеленала Его, и положила Его в ясли, потому что не было им места в гостинице" (Лк.2,7)) папский архивариус и пасхалист относил, естественно, ровно на девять месяцев вперёд, т.е. на 25 декабря 1-го года введённого им летосчисления (см.: П. Попов. Краткая пасхалия с изложением наикратчайших способов к определению числа Пасхи Православной Церкви на всякий данный год. - Печатано с дозволения цензора Московского духовно-цензурного комитета священника Александра Гиляревского от декабря 21 дня 1895 года. - Кострома, 1896. - С.5; И.А. Климишин. Календарь и хронология. - Изд. 2-е. - М.: "Наука", 1985. - С.243). Именно 25 декабря Рождество Христово тогда уже и праздновалось.

Предвосхищения

Вполне уместен вопрос: а не мог ли Дионисий при установлении эры "от Рождества Христова" воспользоваться уже готовыми расчётами или предположениями? Каковы мнения по этому вопросу христианских историков предшествовавшего периода?

Согласно епископу Лионскому Иринею и его современнику Тертуллиану (начало III века), "Христос Господь пришёл в мир около 41-го года правления Августа". По Евсевию Кесарийскому, "это был 42-й год правления Августа, а властвования над Египтом 28-й". Епифаний Кипрский указывает 42-й год Августа, 752-й год от основания Рима, при консульстве Августа в 13-й раз и Сильвана. По Сексту Юлию Африканскому, это произошло около 29-го года после битвы при мысе Акциум. Позже греческий историк Иоанн Малала (491-578) относил Рождество Христово на 3-й год 193-ей олимпиады, 752-й - от основания Города, 42-й - Августа, а "Пасхальная хроника" - на 28-й год воцарения Августа в Египте, в консульство Лентула и Писона.

В "Константинопольском списке консулов 395 года" (Consularia Constantinopolitana ad a. CCCXCV), как и у Епифания Кипрского, Рождество Христово относится на год консульства Августа и Сильвана: "При этих консулах родился Христос в день восьмой до январских календ", то есть 25 декабря, по пресвитеру Исихию.

Как видим, все перечисленные авторы и источники указывают на 3-й или 2-й год до н.э., а "Пасхальная хроника" - на 1 г. до н.э.

В "Хронографе 354 года" (Chronographus Anni CCCLIIII) событие Рождества Христова отнесено на год консульства Гая Цезаря и Эмилия Павла, т.е. на 1-й год новой эры. "При этих консулах, - говорится здесь, - Господь Иисус Христос родился в восьмой день до январских календ в пятницу 15-й Луны".

"Хронограф 354 года" - достаточно серьёзный труд, содержащий, в частности, перечень всех римских консулов, начиная с 509 г. до н.э. по 354 г. н.э., списки префектов Рима за сто лет (251-354 гг. н.э.) и римских епископов от апостола Петра до папы Юлия (352 г.). Будучи папским архивариусом, Дионисий вполне мог знать о документе, содержавшем столь важные хронологические сведения. И потому он мог использовать цитированное свидетельство при установлении исходной точки системы счёта лет от Рождества Христова. Быть может, именно оно и натолкнуло его на мысль о введении собственно христианского летосчисления?

Безусловно, здесь нельзя исключать и возможности позднейшей интерполяции. Оригинал "Хронографа" утрачен, и мы располагаем лишь копиями памятника. Однако в пользу его подлинности может говорить, в частности, следующее обстоятельство.

Здесь - после указания под 29-м годом н.э. (безусловно, в позднейшем уже пересчёте) имён консулов Фуфия Гемина и Рубеллия Гемина - отмечается: "В их консульство Господь Иисус Христос пострадал в пятницу при возрасте Луны 14 дней". И далее, в разделе XIII "Римские епископы", находим дополнительные сведения: "Во время правления Тиберия пострадал Господь наш Иисус Христос при консульстве обоих Геминов в день восьмой до апрельских календ".

Как видим, в приведённых фрагментах смерть Христа на кресте отнесена на пятницу 25 марта, а Воскресение Его, следовательно, - на 27 марта. В Западной Церкви во II-V веках многие авторитетные богословы и историки (епископ Ипполит, пресвитер Тертуллиан и другие) приняли на веру свидетельство подложных "Актов Пилата", согласно которым "Христос пострадал за восемь дней до апрельских календ (ante diem VIII Kal. Apr.)". В римский мартиролог (поминальный список мучеников) под этим числом был даже внесён благоразумный разбойник, один из двух, которые были распяты на Голгофе рядом со Христом (Лк.23,32.39-43). Но после Дионисия, датировавшего первую Кириопасху именно 25 марта 31 года по Р.Х., подобный анахронизм в позднейшей интерполяции вряд ли можно считать возможным.

Применительно к случаю приведём и другой пример. В одном из памятников, близких к "Хронографу 354 года" по времени, в частности, в "Константинопольском списке консулов 395 года" (Consularia Constantinopolitana ad A. CCCXCV), под 29 г. н.э. после имён "обоих Геминов" имеется приписка: "При этих консулах пострадал Христос в день десятый до апрельских календ и воскрес в восьмой день (passus est Christus die X Kal. Apr. et resurrexit VIII Kal. easdem)". При совпадении с Дионисием дня в данном случае разнится год смерти Христа. В позднейших памятниках прямо указывается дата 25 марта.

Постразмышления

Прямо или косвенно, но в определении времени Рождества Христова, к сожалению, Дионисий несомненно ошибся. Его датировка вступает в прямое противоречие с приведённым выше историческим свидетельством Евангелия от Матфея: "...Иисус родился в Вифлееме Иудейском во дни царя Ирода" (2,1).

Как следует из сообщения Иосифа Флавия в "Иудейских древностях" (XIV. 14, 5), царь Ирод I Великий "достиг царской власти в сто восемьдесят четвёртую олимпиаду, во вторичное консульство Гнея Дометия Кальвина и [в первое] Гая Асиния Поллиона".

По консулам - это 714 год от основания Рима, т.е. 40 г. до н.э. К сожалению, номер года в четырёхлетие 184-й олимпиады автором не указан, как это часто у него случается.

В частности, консул Асиний Поллион (76 г. до н.э.-4 г. н.э.), оратор, поэт, историк (его "История" до наших дней не сохранилась), общественный деятель, известен как основатель первой публичной библиотеки в Риме и покровитель выдающегося римского поэта Вергилия (70-19 гг. до н.э.).

Именно с этим современником Мецената связывает Вергилий в знаменитой IV эклоге "Буколик" ("Пастушеских песен") свои проникновенные пророчества о наступлении "золотого века":

"Круг последний настал по вещанью пророчицы Кумской,
Сызнова ныне времён зачинается строй величавый,
Дева грядет к нам опять, грядет Сатурново царство,
Снова с высоких небес посылается новое племя.
К новорожденному будь благосклонна, с которым на смену
Роду железному род золотой по земле расселится.
Дева Луцина! Уже Аполлон твой над миром владыка.
При консулате твоём тот век благодатный настанет,
О Поллион! - и пойдут чередою великие годы".
Но вернёмся к царю Ироду, имя которого стало нарицательным во всём христианском мире. Скончался сей жестокий властитель "спустя пять дней после казни [своего сына] Антипатра, процарствовав тридцать четыре года после умерщвления Антигона [последнего правителя из династии Хасмонеев] и тридцать семь лет после провозглашения своего царём со стороны римлян... сумев дожить до преклонного возраста... (ему было около семидесяти лет)" ("Иудейские древности", XVII.8,1).

В том году перед иудейской пасхой, в ночь после казни Иродом восставших против его беззаконий иудеев под водительством некоего Матфия, которых он "велел сжечь живьём", "произошло лунное затмение" (XVII.6,4).

Согласно астрономическим расчётам, на ближайший к событию период времени приходилось три лунных затмения: в ночь с 12 на 13 марта 750 года, 20 января 752 года и в ночь с 9 на 10 января 753 года от основания Рима. При этом второе из них видимо было лишь в западном полушарии и тем самым в рассмотрение может не приниматься. Далее, на монетах 753 года указывается уже преемник окончившего свой кровавый век царя, да и январь - слишком ранний срок для празднования иудейской пасхи. Всё это указывает на первое затмение. А сие означает, что Ирод почил от злых дел своих в 750 году от основания Рима, то есть в 4 году до Рождества Христова.

Согласно Евангелию от Матфея (2,1-18), за несколько лет до своей кончины властолюбивый царь совершил, быть может, самое коварное и жестокое в жизни своей злодеяние - избиение младенцев.

Надменный правитель счёл "себя осмеянным волхвами", кои, путеводимые Вифлеемской звездой, пришли с Востока поклониться Рождшемуся Младенцу Иисусу, Которого именовали Царём Иудейским. Они не возвратились больше в Иерусалим в деталях известить коварного и зломысленного сатрапа. И тот "весьма разгневался и послал избить всех младенцев в Вифлееме и во всех пределах его, от двух лет и ниже, по времени, которое [прежде] выведал от волхвов".

Приведённое евангельское свидетельство относит событие Рождества Христова от кончины Ирода ещё далее, в пределах до двух лет, "по времени которое выведал [царь] от волхвов". До его смерти святое семейство некоторое время пребывало в стране пирамид ("бегство в Египет", Мф.2.13-15,19-21).

В этом контексте можно напомнить и о том, что по Евангелию от Иоанна проповедь Христа до предания Его на крестные муки и смерть продолжалась не один, а три года. Об этом свидетельствует, в частности, иерусалимский пресвитер Исихий (432 г.). Тем самым хронологические рамки земной жизни Спасителя заметно расширяются.

Кроме обстоятельств исторического характера, несомненно, следует принимать во внимание и погрешности в исходных данных при хронологических расчётах Дионисия (если таковые производились): неточность метонова лунного цикла да и самого юлианского календаря, отсутствие конкретной временной привязки александрийских пасхальных таблиц и многое-многое другое...

К проблеме датировки Рождества Христова астрономы обращались и позднее. В частности, предпринимались попытки связать евангельское свидетельство о явлении Вифлеемской звезды, которая путеводила волхвов, со взаимным расположением планет на одной оси, с их схождением, соединением в одной точке небосвода с умноженной в результате этого яркостью свечения.

Как говорил, в частности, раввин Абарванела (XV век), "наиболее важные перемены в подлунном мире предзнаменуются соединениями Юпитера и Сатурна". Пророк Моисей, по его словам, "родился три года спустя после такого соединения в созвездии Рыб".

Одно из соединений Юпитера и Сатурна как раз в созвездии Рыб наблюдалось в 747 году от основания Рима, то есть в 7 г. до н.э. Расстояние между ними в это время составляло около полуградуса, что равно диаметру Луны. В следующем году к этим планетам присоединился и Марс. Именно исходя из расчётов расположения упомянутых планет один из основоположников новой астрономии Иоганн Кеплер (1571-1630) относил событие Рождества Христова к 748 году от основания Рима, то есть к моменту времени за два года до кончины царя Ирода. Полагая иную точку зрения абсолютно ошибочной и совершенно условной, творец законов движения планет свой труд "Новая астрономия" датировал так: "Anno аеrae Dionisianae 1609" - "Года эры Дионисиевой 1609".

В поисках следов Вифлеемской звезды, отметим также, некогда исследовались архивы, содержавшие сведения о самых различных астрономических явлениях в масштабе всего мира. В результате были обнаружены записи в китайских и корейских хрониках, согласно которым весной 5 г. до н.э. в точке неба недалеко от звезды Козерога вспыхнула Новая звезда, которая была видна на протяжении 70 дней. По астрологическим представлениям того времени это предвещало рождение великого царя.

Здесь, полагаем, не будет неуместным ещё раз напомнить об одном из нескольких исторических фактов, которые, безусловно, связаны с обсуждаемой проблемой.

Обратимся к приводившимся выше начальным словам повествования о Рождестве Христовом из Евангелия от Луки: "В те дни вышло от кесаря Августа повеление сделать перепись по всей земле. Эта перепись была первая в правление Квириния Сириею" (2,1-2).

Император Цезарь Август незадолго до кончины составил краткое жизнеописание, которое завещал вырезать на медных досках и установить у входа в свой мавзолей. После его кончины так называемые "Деяния божественного Августа" на латинском и греческом языках получили широкое распространение во всей Римской империи.

В 1555 году послами императора Фердинанда II к султану Сулейману в Анкаре (древней Анкире) на стене местного храма Рима и Августа, позднее превращённого в мечеть, была обнаружена надпись-билингва (Monumentum Ancyranum), содержавшая текст "Деяний". Фрагменты подобных надписей были найдены также в Антиохии и Аполлонии (Писидия в Малой Азии).

В жизнеописании от первого лица повествуется о деяниях божественного Августа на благо римского народа, ради утверждения его величия, процветания и могущества, ради воцарения мира, возрождения старых добрых нравов; перечислены все его победы и триумфы, все благотворения, адресованные римским гражданам, воинам, ветеранам когорт.

Среди прочего здесь говорится и о проведении кесарем Августом переписи "по всей земле". За годы его правления она проводилась трижды: "Перепись была произведена после промежутка в сорок два года... Вторую перепись я произвёл один, обладая консульскими полномочиями, в консульство Гая Ценсорина и Гая Асиния... Третью перепись, обладая консульскими полномочиями, я произвёл вместе с сыном моим Тиберием Цезарем в консульство Секста Помпея и Секста Аппулея".

Согласно принятой в современной историографии датировке, первая перепись в империи была проведена в 28 г. до н.э., вторая - в 8 г. до н.э., третья - в 14 г. н.э. Результаты последней переписи были опубликованы за 100 дней до кончины Августа (См., в частности: Хрестоматия по истории Древнего Рима. - М.,1962. - С.528).

Иудея не считалась провинцией Рима вплоть до 6 г. н.э., когда при Архелае, сыне царя Ирода, она была присоединена к Сирии. Однако страна находилась в сильной зависимости от империи, правители её назначались в Вечном городе. Ирод был утверждён на престоле Иудеи в 40 г. до н.э. в римском сенате, откуда он вышел в сопровождении двух из триумвиров - Гая Юлия Цезаря Октавиана и Марка Антония. Иосиф Флавий, как мы видели ранее, говорит о провозглашении Ирода царём "со стороны римлян". Поэтому евангелист Лука и упоминает о проведении переписи повелением кесаря.

В свете прежде изложенного становится более понятной применительно к Иудее и временная шкала "Деяний божественного Августа". Правда, документально подтверждено назначение Квириния наместником Сирии лишь в 6 г. н.э. Однако, исходя из евангельского текста: "Эта перепись была первой в правление Квириния Сириею" (Лк.2,2), - кажется вполне возможным предположить, что он мог быть там дважды: не только в новое время, но и несколько ранее. Как считают комментаторы, это могло быть в 3-2 гг. до н.э. и в 6-7 гг. н.э. (Иосиф Флавий. Иудейские древности. -Т. 2.- Минск: "Белоруссия", 1994. - Примечания к книге XVIII. - С.591). Но там, где допускается мультиплицирование событий, проблема двух - трёх лет, полагаем, - отнюдь не проблема. Правда, вряд ли можно утверждать при этом, что тем самым вопрос закрыт.

В заключение и в подтверждение последнего тезиса приведём весьма компетентное в данном случае мнение, принадлежащее видному русскому историку Древней Церкви и авторитетнейшему специалисту в области именно церковной хронологии, профессору Санкт-Петербургской духовной академии В.В. Болотову (1854-1900).

Когда в 1899 году на заседании Комиссии Русского астрономического общества по реформе календаря, на котором учёный присутствовал в качестве представителя Святейшего Синода Русской Православной Церкви, была затронута проблема исходного момента (эпохи) перспективной системы всемирного летосчисления, он заявил: "Год рождения Христа лучше исключить из списка тех эпох, на которых Комиссия может остановить свой выбор. Научно год рождения Христа (даже только год, а не месяц и число!) установить невозможно" (Цит. по: С.И. Селешников. История календаря и хронология. - М.:"Наука", 1970. - С.190).

Апробация эры "От Рождества Христова

Эра "от Рождества Христова", введённая Дионисием Малым в 525 году, уже в начале VII века была апробирована папой Римским Бонифацием IV. Она встречается и в документах папы Иоанна XIII (965-972). Но лишь со времени Евгения IV, с 1431 года, данная эра применяется в документах канцелярии Ватикана регулярно. Одновременно в обязательном порядке должен был указываться и год от сотворения мира.

Вскоре после введения эра была использована также и некоторыми западными историками и писателями, в частности, современником папского архивариуса Марком Аврелием Кассиодором, столетием позже - Юлианом Толедским, затем - Бедой Достопочтенным.

На протяжении VIII-IX веков новая эра получила широкое распространение во многих государствах Западной Европы.

Что же касается Восточной Церкви, то она, по словам Э. Бикермана, долгое время избегала пользования эрой "от Рождества Христова", так как споры о времени явления в мир Вифлеемского Младенца в Константинополе продолжались вплоть до XIV века.

Правда, бывали и исключения. Так, в греческой пасхалии, составленной в IX веке на весь 13-й великий индиктион (877-1408) Иоанном Пресвитером, наряду с годом от сотворения мира, кругами Солнца и Луны и т.п. проставлен также и год от Рождества Христова.

В России христианское летосчисление и январское новолетие, как уже говорилось, было введено в конце 1699 года указом Петра I, по которому (лучшего ради согласия с народами европейскими в контрактах и трактатах) год, начинавшийся после 31 декабря 7208 года от сотворения мира, стал считаться 1700 годом от Рождества Христова. Однако юлианский календарь сохранил своё существование до 1918 года. Видимо, русский царь не дерзнул посягнуть на овеянное древностью достояние великого и божественного Цезаря. При этом, как уже отмечалось, Петр I ошибочно считал 1700 год началом нового столетнего века.

К настоящему времени эра "от Рождества Христова", созданная Дионисием Малым более полутора тысячелетия тому, "стала как бы абсолютной шкалой для фиксирования исторических событий во времени" (Е.И. Каменцева. Хронология. - М.:"Высшая школа", 1967. - С.24).

Введение григорианского календаря

Предпосылки

Как уже отмечалось, начиная с IV века важнейший пасхальный годичный круг праздников и постов Христианской Церкви оказался жёстко связанным с существовавшими тогда солнечным и лунным календарями. К сожалению, и та, и другая системы счёта времени оказались недостаточно точными. В результате дата празднования Пасхи со временем постепенно передвигалась всё далее вперёд по хронологической шкале - с весны к лету. Поэтому Церковь, именно - Римо-Католическая Церковь, и стала инициатором последующей календарной реформы 1582 г.

При составлении александрийской пасхалии, в основание которой был положен 19-летний лунный цикл, момент весеннего равноденствия был отнесён на 21 марта. Считалось, что именно в этот день оно произошло в 325 г., когда состоялся Никейский Собор, на котором обсуждалась пасхалическая проблема. В реальности это было не совсем так. Действительное "равноденственное солнцестояние" случилось тогда 20 марта в 12 часов по Гринвичу или в 14 часов по александрийскому времени (П. Попов. - Цит. соч. - С.3, прим.1). Последний раз оно пришлось на 21 марта в 323 году. Но даже и не это в данном случае главное.

Проблема заключалась в том, что "александрийские астрономы, - как писал доцент, затем профессор литургики Московской духовной академии А.И. Георгиевский, - стали считать 21 марта [неподвижной] границей для Пасхи через весь великий индиктион". И не только, добавим, но и вообще на все времена. Более того, неподвижной пасхальной границей внутри недостаточно точного юлианского календаря При этом, отмечается, они отлично знали, "что момент равноденствия подвижен и что в период пасхального индиктиона (в течение 532 лет) равноденствие не может оставаться на одном месте" (А.И. Георгиевский. О церковном календаре. - М.: Издание Московской Патриархии, 1948. - С.12).

Быть может, здесь сказались выразительные эсхатологические настроения древних христиан, которые уповали на скорое второе пришествие Христа и отнюдь не предполагали, что их земное странствие может продлиться несколько дольше. И при составлении пасхальных таблиц они практиковали ещё менее точный 95-летний малый пасхальный круг.

Как уже говорилось, принятая в юлианском календаре продолжительность солнечного года в 365,25 суток несколько больше астрономической, о чём знал ещё за три четверти века до римской реформы древний грек Гиппарх. Последняя составляет 365,2421988 суток, или 365 дней 5 часов 48 минут 46 секунд. Разность двух величин составляет 0,0078012 суток, или приблизительно 11 минут 14 секунд. В результате календарь сразу же после его введения постоянно запаздывал на эти мгновения относительно истинного течения времени. Каждые 128 лет накапливалась ошибка уже в целые сутки. Неподвижный относительно календарной шкалы день весеннего равноденствия в реальной картине смены времён года соответственно передвигался на сутки вперёд, к лету. К концу XVI столетия погрешность составляла уже около 10 дней: астрономиче-ское равноденствие, предваряя медлительный календарь, вместо 21 приходилось тогда на 11 марта. Вместе с календарным днём весеннего равноденствия смещались к лету и Пасха, и все весенние праздники расчётного пасхального круга и т.д.

О погрешительности юлианского календаря и небезгрешности цезарианских астрономов-реформаторов знал уже, по крайней мере, Данте (1265-1321). Создатель поэтической энциклопедии Средневековья высказал даже предостережение в адрес современных ему хранителей времени. Согласно его адекватному перспективному прогнозу, вскоре "январь возьмёт весна посредством сотой, (ими) небрежённой..." (Данте Алигьери. Божественная комедия. - М.:ГИХЛ, 1961. - С.599).

В свою очередь по причине неточности метонова цикла действительные фазы Луны по отношению к датам юлианского календаря отставали примерно на полтора часа на круг (точнее - на 0,06135 суток = 1 час 28 мин. 20 сек.) или на целые сутки каждые 310 лет. По отношению к исходным данным в расчётных таблицах, которые были составлены в IV-VI веках и в которых соответствующая коррекция не предусмотрена, к концу XVI столетия они сдвинулись уже на четверо суток назад. И довольно часто Пасха праздновалась тогда не в первое, а во второе воскресенье после истинного (астрономического) полнолуния.

Приведём пример из цитированной книги П. Попова, который привязан к концу XIX века. По словам автора, "с течением веков накопляется и доселе накопилась со времени Никейского Собора значительная разница между исчисляемыми в церковной пасхалии и действительными фазами Луны, именно от 4 до 5 дней. Оттого-то нередко и бывает то, что случилось, например, в 1894 г., именно: по церковному счёту пасхальное полнолуние в этом году приходилось на 12 апреля и Пасха праздновалась 17 апреля; а действительное полнолуние было 8 апреля, в пятницу, по которому празднование Пасхи пришлось бы на 10-е апреля, то есть седмицею ранее, чем она праздновалась у нас на самом деле" (С.7, прим.7).

Предыстория

Как видим, и дата весеннего равноденствия, и даты пасхальных полнолуний, принятые в качестве основы для расчётов дней празднования Пасхи, всё больше не соответствовали реальным природным и астрономическим явлениям. Это запаздывание юлианского календаря не осталось, как мы видели, незамеченным. Несколько позже Данте, в 1324 году, византийский учёный Никифор Григора привлёк внимание императора Андроника II к постепенному смещению Пасхи с весны на более позднее время. Он считал необходимым исправление календаря и корректирование пасхалии, по Брокгаузу, "на тех же началах, на каких дело это впоследствии и осуществлено было". Однако император отклонил предложение Никифора. Он счёл реформу практически не осуществимой по причине невозможности достичь соглашения между отдельными Восточными Православными Церквами. По его опасениям, подобное нововведение могло быть чревато церковной смутой.

На неточность юлианского календаря указывал и византийский учёный канонист первой половины XIV века Матфей Властарь. Однако последний отнюдь не считал нужным вносить в него какие-либо исправления, ибо в запаздывании царственного хронографа он видел даже некоторое неоспоримое, с его точки зрения, преимущество: этим полностью устранялась всякая возможность совпадения христианской Пасхи с пасхой еврейской.

Интересно отметить, что в 1373 году византийский учёный Исаак Аргир, вполне сознавая необходимость исправления юлианского календаря и коррекции принципов расчёта пасхалии, полагал всё это бесполезным, ибо был глубоко уверен в предстоящем через ближайшие 119 лет светопреставлении. В 1492 г. н.э. исполнялось 7000 лет от сотворения мира. А это считалось знаменательной датой для разного толка гадателей и прорицателей.

Необходимость исправления юлианского календаря отчётливо сознавалась и многими высшими представителями Римо-Католической Церкви. В XIV веке в пользу этого высказывался папа Римский Климент VI. Под знаком календарной реформы прошли XV и XVI века. В марте 1414 года вопрос обсуждался в Риме по инициативе кардинала Петра Д'Альи. Погрешность юлианского календаря и неточность существующей пасхалии были предметом обсуждения на Базельском соборе РКЦ в марте 1437 года. Со своим проектом реформы здесь выступил выдающийся богослов, философ и учёный эпохи Возрождения кардинал (с 1448 г.) Николай Кузанский (1401-1461), один из предшественников Коперника в создании гелиоцентрической космологии.

В 1475 году папа Сикст IV начал подготовку к календарным преобразованиям и исправлению пасхалии. С этой целью в Рим был приглашён выдающийся немецкий астроном и математик Региомонтан (с лат. - Кёнигсбергский, Царегорский; наст. имя - Вольфганг Мюллер; 1436-1476). Учёный из Нюрнберга, основатель одной из первых обсерваторий в Европе, прославился первыми печатными астрономическими таблицами, которыми пользовались Колумб и Васко да Гама. Однако его неожиданная смерть заставила папу отложить осуществление своего благого намерения.

В XVI веке этой важной проблемой занимались Латеранский (1512-1517) и Тридентский (1545-1563) соборы Римо-Католической Церкви.

В 1514 году на Латеранском соборе была образована календарная комиссия. Для участия в её работе был приглашён тогда уже известный в Европе учёный каноник Николай Коперник (1473-1543), "остановивший Солнце и сдвинувший Землю" (Solis stator, Terrae motor). Уклонившись от непосредственного сотрудничества, последний, однако, как полагают исследователи, представил своё мнение в письменном виде, указав на преждевременность, с его точки зрения, коррекции календаря. К тому времени ещё не была установлена продолжительность солнечного (тропического) года с той достаточной точностью, которая гарантировала бы от ошибок в будущем.

По окончании работы Тридентского собора, который с перерывами продолжался почти два десятилетия и завершился в 1563 году, календарной проблемой занимался папа Пий IV. Его сменил папа Пий V. Затем в 1572 году на кафедру первоверховного апостола Петра вступил папа Григорий XIII (1502-1585), который вскоре придал предшествовавшим вековым теоретическим исканиям практическое наполнение.

Григорианская реформа

В третьей четверти XVI века вопрос о реформе календаря ввиду его чрезвычайной важности и насущной необходимости откладывать далее было признано нежелательным и нецелесообразным. И в 1582 году римским понтификом Григорием XIII была создана специальная комиссия, которой была поручена разработка проекта новой календарной системы.

После ознакомления со всеми предложенными вариантами комиссией был одобрен проект нового календаря, автором которого являлся итальянский математик и врач Луиджи Лилио (или - в латинизированной версии - Алоизий Лилий, 1520-1576), преподаватель университета Перуджи. Проект был представлен братом учёного - Антонио Лилио, который также принимал активное участие в его разработке.

24 февраля 1582 года папой Григорием XIII была издана специальная булла "Inter gravissimas" ("Среди наиважнейших"). В ней говорилось: "Было заботою нашею не только восстановить равноденствие на издревле предназначенном ему месте, от которого со времени Никейского Собора оно отступило на десять дней приблизительно, и XIV Луне вернуть её место, от которого она на четыре и пять дней отходит, но и установить также способ и правила, которыми будет достигнуто, чтобы и в будущем равноденствие и XIV Луна со своих мест никогда не сдвигались".

И далее, под угрозой отлучения от Церкви противящихся осуществлению календарной реформы, здесь вещалось: "А посему с целью вернуть весеннее равноденствие на его прежнее место, каковое отцы Никейского Собора установили на 12-й день перед апрельским календами [то есть 21 марта], мы предписываем и повелеваем касательно месяца октября текущего 1582 года, чтобы десять дней, от третьего дня перед нонами [то есть 5 октября] до кануна ид [то есть 14 октября] включительно, были изъяты".

Как видим, согласно реформе, календарные даты сдвигались на 10 дней вперёд, начиная с октября 1582 года, в котором сразу же после 4-го числа последовало не 5-е, как обычно, а 15-е. Таким образом и весеннее равноденствие было передвинуто и возвращено "на его прежнее место" - то есть на 21 марта. Этим устранялась календарная погрешность, накопившаяся со времени Никейского Собора 325 года.

Для решения проблемы в её второй части, касавшейся способа и правил сохранения равноденствия на издревле установленном соборными отцами месте, что на долгие годы обеспечивало бы совпадение календарной даты весеннего "равноденственного солнцестояния" с датой фактической, необходимо было знать точную величину продолжительности тропического года.

К тому времени, в 1551 году, были опубликованы сводные астрономические расчёты, известные под названием "Прусских таблиц". Они были составлены виттенбергским астрономом и математиком Эразмом Рейнгольдом (1511-1553) и основывались на гелиоцентрической теории Коперника. Продолжительность года в них указана равной 365 суткам 5 часам 49 минутам 16 секундам. Это всего на 30 секунд более истинной величины тропического года (=365 дней 5 часов 48 минут 46 секунд), принятой в наше время.

Длина же года в юлианском календаре (365 дней 6 часов) отличалась от вновь вычисленной на 10 минут 44 секунды. Последняя разность за 135 лет в результате давала суммарную календарную погрешность в целые сутки, за 400 лет она составляла уже около трёх суток, а за 1257 (=1582-325) лет, прошедшие со времени Никейского Собора, - упомянутые десять суток, которые - согласно григорианской реформе - и "были изъяты" из календарного обихода.

Во избежание повторения этой погрешности в будущем в новом календаре исходя их приведённых расчётов следовало регулярно - каждые 400 лет - изымать три избыточных дня. Если по юлианскому календарю в четырёхсотлетие было 100 високосных годов, то в григорианском их осталось лишь 97.

В проекте Луиджи Лилио было принято считать простыми те вековые високосные юлианские годы, двузначное знаменательное число которых не делится на 4 (возможно применение этого правила и в иной формулировке: простыми являются вековые годы, номера которых не делятся на 400). Простыми, в частности, должны быть годы 1700, 1800, 1900, 2100, 2200, 2300 и т.д. Годы же 1600, 2000, 2400 и т.д. (номера делятся на 400) оставались високосными.

В контексте григорианской реформы был приведён в соответствие с действительными фазами Луны и 19-летний лунный расчётный цикл, определены правила его регулярного исправления.

Принятая календарная система, как мы уже видели, получила название григорианской, или нового стиля. В противовес этому за юлианским календарём закрепилось название старого стиля (обозначаются соответственно "н.ст." и "ст.ст.").

Точность григорианского календаря

Григорианский календарь тоже не совсем точен. Ведь в целях коррекции из чреды дней выбрасывается трое суток за 400 лет, тогда как в действительности такая ошибка, исходя из принятой в настоящее время величины солнечного года набегает всего за 384 (=128х3) года. В результате средняя продолжительность григорианского календарного года составляет 365,24250 суток. Как видим, она больше действительной её величины (365,2421988 суток) округлённо на 0,00030 суток, то есть приблизительно на 26 секунд. Погрешность в целые сутки накапливается за 3280 лет.

Вполне очевидно, что на самом деле в григорианском календаре к исходному моменту в цикле не возвращается и равноденствие. Отмеченное превышение длины истинного тропического года на 26 секунд за 400 лет составит уже 2 часа 52 минуты 48 секунд, или 0,12 суток. Именно на такое время истинное весеннее равноденствие в 2000 году наступит раньше, чем оно было в 1600 году.

Григорианский календарь можно было бы усовершенствовать и сделать более точным. Для этого достаточно однажды в 4 000 лет один из високосных годов считать простым. Такими годами в последовательных циклах могли бы быть, например, 4000, 8000 и т.д.

Календарная погрешность в 0,00030 суток в год за 4000 лет в действительности составит немногим более 1,2 суток. В случае предложенной коррекции сохранится ошибка в 0,2 суток за 4000 лет или в одни сутки за почти 20000 лет. Однако такая точность, как заметил один из исследователей, "уже не представляет никакого практического интереса".

Распространения григорианского календаря

Григорианский календарь не сразу получил всеобщее признание. В странах, где господствующей религией был католицизм (Италия, Испания, Португалия, Польша, Франция и другие), он был введён уже в 1582 году или же лишь несколько позднее. В других это произошло через многие десятилетия и даже столетия.

В ряде стран при проведении реформы пришлось преодолеть большие трудности. Известны "календарные беспорядки", возникшие в 1584 году в Риге. Они были вызваны указом польского короля Стефана Батория о введении нового календаря не только в Речи Посполитой, но и в Задвинском герцогстве, находившемся в то время под польско-литовским владычеством. Возглавители восстания были схвачены, подвергнуты жестоким пыткам и казнены.

В Англии, порвавшей с Римом во второй четверти XVI века, введение нового календаря сопровождалось перенесением нового года с 25 марта на 1 января. Поэтому 1751 год в туманном Альбионе состоял всего лишь из 282 дней. Лорда Честерфильда, по инициативе которого была проведена реформа, горожане встречали криками: "Верни нам наши три месяца!"

Полемика вокруг григорианской реформы

Как и большинство, пользуясь словами Петра I, добрых, полезных и просто необходимых начинаний, календарная реформа 1582 года вызвала бурю протестов и ожесточённую полемику, в частности, в учёном мире. Против неё высказывались почти все университеты Западной Европы. Особенно категоричной была позиция Парижского и Венского из них.

Многие авторитетные учёные того времени утверждали, что григорианский календарь астрономически не обоснован, что это всего лишь "искажение юлианского" и т.д. Однако с не меньшим настоянием защищал реформу один из членов папской календарной комиссии Христоф Клавий, именем которого впоследствии назван самый большой кратер на Луне.

В ответ на папскую буллу появился целый поток памфлетов, анонимных писем. Стали распространяться слухи о близком конце света. Особенно усердствовали в этом протестанты, откровенные антипаписты, декларативно заявлявшие: "Лучше разойтись с Солнцем, чем сойтись с папой".

Справедливости ради следует отметить, что сам Лютер был за реформу календаря. Но многие из его последователей мыслили и рассуждали иначе. Например, в 1583 году протестантский профессор богословия Лука Осиандер назвал реформу безбожной, а папу - антихристом, который дерзновенно возжелал повелевать звёздами, яко Бог...

Однако выдающийся учёный, "великий законодатель неба" Иоганн Кеплер (1571-1630), который был последовательным протестантом и отказывался вернуться в католичество, пренебрегая всеми выгодами, которые ему за то сулили, выступил в поддержку реформы календаря.

Оппозиция со стороны Православной Церкви

Восточная Православная Церковь сразу же отказалась принять григорианскую календарную реформу и до сих пор незыблемо стоит на этом, хотя ещё в 1583 г. состоявшийся в Константинополе собор признал неточность юлианского календаря.

Дело в том, что в григорианском календаре христианская Пасха иногда приходится вместе с еврейской или даже раньше неё. В частности, с 1851 по 1951 год католическая Пасха случалась прежде еврейской 15 раз. Согласно же традиции Православной Церкви это считается недопустимым.

Православная пасхалическая традиция, к тому времени уже окончательно оформившаяся, в "Синтагмах" упоминавшегося выше Матфея Властаря (XIV в.) получила следующее запечатление:
"Относительно нашей Пасхи необходимо обращать внимание на четыре постановления, из которых два содержатся в апостольском правиле, а два ведут начало из неписанного предания.
Первое - мы должны праздновать Пасху после весеннего равноденствия.
Второе - не праздновать вместе с иудеями в один день.
Третье - праздновать не просто после равноденствия, но после первого полнолуния, имеющего быть после равноденствия.
И четвёртое - после полнолуния не иначе как в первый день седмицы (то есть в воскресенье)".

Касаясь конкретных фактов, исследователи отмечают, что совпадения христианской Пасхи с иудейской в древности (в частности, в Александрийской Православной Церкви) продолжались вплоть до 783 года. Притом они прекратились лишь только потому, что принятый в Александрии для расчёта пасхальных дней метонов лунный цикл оказался менее точным, чем механизм еврейского календаря.

К XIV же веку, когда Властарь формулировал приведённые правила, погрешности юлианского календаря и метонова цикла увели календарную христианскую Пасху достаточно далеко от действительных астрономических ориентиров. И потому о совпадении её с еврейской уже и не приходилось говорить. Сам Властарь, напомним, именно в этом и видел преимущество погрешительного и с его точки зрения юлианского календаря.

К тому же нелишне отметить и следующее. В недавнее время в христианском мире - в контексте обсуждения проблемы установления стабильных дат празднования Пасхи - рассматривался, естественно, и вопрос о действительной христианской пасхалической традиции: что же, собственно, решал и к чему обязывал, в частности, Никейский Собор, на авторитет которого всегда и все обычно ссылаются?

Позиция представителей, в частности, Русской Православной Церкви была выражена в ряде журнальных публикаций. По их общему мнению, об обязательном праздновании Пасхи в первое воскресенье после весеннего полнолуния ни на одном из соборов речи вообще не было. Но об этом, собственно, говорит и Властарь: он относит это "постановление" к числу таких, которые "ведут начало из неписанного предания". И таковое предание, конечно же, издавна существует.

Касательно проблемы временного соотношения дней празднования Пасхи христианской и пасхи еврейской профессор Московской духовной академии Д.П. Огицкий в статье "Канонические нормы православной пасхалии и проблемы датировки Пасхи в условиях нашего времени", опубликованной в издаваемых Московским Патриархатом "Богословских трудах" (№7. - 1971. - С.204-211), в частности, писал: "Утверждение... будто, согласно канонам, христианская Пасха всегда должна следовать за иудейской, в корне ошибочно" (Цит. по: И.А. Климишин. Календарь и хронология. - Изд. 2-е. - М.:"Наука", 1985. - С.226). Это утверждение, к тому же, автором приписывается Властарю. Но данном случае важен лишь сам контртезис.

В IV-VIII вв. запрещение "не праздновать Пасху вместе с иудеями в один и тот же день", по всей вероятности, понималось в том именно смысле, что не подобает верным христианам, как сказано в Книге правил, праздновать "святый день Пасхи прежде весеннего равноденствия с иудеями", а также в другие кроме воскресенья дни, как это свойственно последним. Ибо иудеи, по словам императора Константина Великого в послании к Восточным Церквам, писанном в соборной Никее, "вместо надлежащего исправления, в одном и том же году (то есть внутри границ "равноденственного солнцестояния", разделяющего между собой года) совершают пасху два раза".

Об этом и должна свидетельствовать реальная практика Александрийской Православной Церкви, в которой в ближайшее после Никейского Собора время - в 343, 347, 367, 370, 374, 394 гг. и вплоть, как уже говорилось, до 783 года - Пасха отмечалась в один день с иудеями. Развёл же православный и иудейский праздники лишь неточный метонов цикл, положенный в основание александрийской пасхалии (И.А. Климишин. Календарь и хронология. - С.213-214).

Имея в виду именно относительную лишь точность последней, профессор (тогда) Ленинградской духовной академии протоиерей Ливерий Воронов в статье "Календарная проблема. Её изучение в свете решений I Вселенского Собора о пасхалии и пути к сотрудничеству между Церквами в этом вопросе" ("Богословские труды". - №7. - М., 1971. - С.170-203) отмечал: "Никейский Собор... не ввёл во всеобщее, непременное и вечное употребление какую-либо строго определённую пасхалию как унифицированную систему расчётов и определения дня празднования Пасхи", поскольку "сама александрийская пасхалия вряд ли мыслилась как "вечная и неисходная" (Цит. по: И.А. Климишин. Календарь и хронология. - С.226).

В качестве примера погрешностей в традиционных пасхалических расчётах можно привести следующее. Вследствие неточности метонова цикла, как уже отмечалось, фазы Луны отстают по отношению к датам юлианского календаря на сутки каждые 310 лет. Это отставание, которое к 1582 году составляло уже четверо суток, было устранено в контексте григорианской реформы. Однако оно сохранилось и продолжает нарастать применительно к случаю непреклонного использования, вопреки проф.-прот. Ливерию Воронову, "вечных и неисходных" пасхалий. В результате это приводит к сдвигу расчётных дат Пасхи, о чём говорилось, в частности, и в цитированном фрагменте из книги П. Попова (см. выше). К тому же прибавляется и проблема необходимости расхождения в праздновании с иудеями. В результате Православная Церковь каждые 19 лет лишь только пять раз отмечает Пасху согласно декларируемым установлениям, то есть в первое воскресенье после первого полнолуния после весеннего равноденствия. В частности, в 1986, 1989 и 1994 гг. православная Пасха праздновалась даже после второго весеннего полнолуния (И.А. Климишин. Календарь и хронология. - С.217-218).

Но при этом сохраняется несокрушимая верность уже давно изжившему себя юлианскому календарю. Гимн ему как вершине совершенства некогда на одном заседаний Комиссии по реформе календаря (1899), в работе которой он принимал участие качестве представителя Святейшего Синода Русской Православной Церкви, воспел профессор Санкт-Петербургской духовной академии В.В. Болотов, который в принципе готов был поступиться даже эрой "от Рождества Христова", о чём говорилось выше, но отнюдь не юлианумом!

Прокламировав, что, с его точки зрения, "григорианская реформа не имеет для себя не только оправдания, но даже извинения", В.В. Болотов далее заявил: "Сам я отмену юлианского стиля в России нахожу отнюдь не желательной. Я по-прежнему остаюсь решительным почитателем календаря юлианского. Его чрезвычайная простота составляет его научное преимущество перед всякими другими календарными исправлениями. Думаю, что культурная миссия России по этому вопросу состоит в том, чтобы ещё несколько столетий удержать в жизни юлианский календарь и чрез то облегчить для западных народов возвращение от не нужной никому григорианской реформы к неиспорченному старому стилю" (Цит. по: И.А. Климишин. Календарь и хронология. - С.218).

"Конечно, это было заблуждением, - констатирует в связи с приведённой декларацией И.А. Климишин. - Трудно представить себе, что-бы человечество, непрерывно повышая уровень своего технологического развития, отказалось от разработки и использования для своих нужд такой единицы времени, которая была бы адекватной её астрономическому прообразу. А с этой точки зрения григорианский календарь, как высказался американский астроном Г. Мойер, "представляет собой весьма удовлетворительный компромисс между необходимой точностью и крайне желательной простотой" (И.А. Климишин. Календарь и хронология. - С.219).

Календарная поправка на стиль

Старый стиль, по существу сойдя с практической хронологической сцены, сохранил свои позиции, кроме узко конфессионального эксцентризма, главным образом - в анналах истории. Огромный временной пласт не только в историческом, но и доисторическом бытии человечества оказался навечно спаян с юлианским календарём. Поэтому, видимо, навсегда сохранится необходимость перевода дат старого стиля на новый (и наоборот) и использования для этих целей меняющейся в веках календарной поправки, так называемой поправки на стиль.

В момент проведения реформы 1582 года между датами в юлианском и григорианском календарях возникло расхождение в 10 дней. Но со временем оно постоянно увеличивалось и теперь составляет уже 13 дней. Поскольку 1600 год (номер его делится на 400) в григорианском календаре - как и в юлианском - оставался високосным, то поправка на стиль в XVII веке сравнительно с веком XVI не изменилась и осталась равной 10 дням. При переходе в последующие столетия она регулярно увеличивалась вследствие того, что годы 1700, 1800 и 1900 в новой системе летосчисления, в отличие от юлианума, были не високосными, а простыми, они не имели добавочного дня - 29 февраля. Ближайший к нам вековой год - 2000-й - будет високосным. Поэтому в XXI веке сохранится прежняя поправка - 13 дней.

Как правило, коррекции на стиль подлежат в основном даты послереформенного периода времени, то есть начиная с 1582 года. Но в принципе возможен пересчёт дат событий, которые имели место и до введения григорианского календаря. Для подобного пересчёта с прибавлением календарной поправки используется приведённая в приложении таблица.

При пользовании данной таблицей необходимо иметь в виду следующее. Вполне очевидно, что критическими датами, по прошествии коих поправка последовательно увеличивается на единицу, являются дни 29 февраля по старому стилю тех вековых годов (то есть годов с порядковыми номерами, оканчивающимися на два нуля), в которых по правилам григорианского календаря из счёта изымаются одни сутки, то есть 1700, 1800, 1900, затем 2100, 2200, 2300 и т.д.

Действие той или иной поправки применительно к датам юлианского календаря начинается с 1 марта соответствующего векового года. Но вековой год является последним, завершающим в столетии. Поэтому поправка вступает в действие ранее начала нового века на десять месяцев по юлианскому календарю. Но и заканчивается её функционирование тоже за десять месяцев прежде истечения столетия.

В качестве примера: календарная поправка в 13 дней, которой мы пользуемся в XX столетии, стала применяться с 1 марта 1900 года по юлианскому календарю (то есть ранее начала самого XX века). Она действительна также и для XXI столетия вплоть до 29 февраля 2100 года, которым данное столетие заканчивается. На следующий же день вступит в силу новая поправка в 14 дней и будет действительна в течение оставшихся десяти месяцев XXI и почти всего XXII века - до 29 февраля последнего в столетии года - 2200-го, утрачивая силу за десять месяцев до его окончания.

Таков механизм применения календарных поправок для перевода дат юлианского календаря в даты календаря григорианского.

Каждый же новый век, напомним, начинается в ночь с 31 декабря на 1 января, применительно к последним случаям - 1901, 2001, 2101 или 2201 года.

1 января 2001 года начинается также и новое, третье тысячелетие.

Приведём несколько примеров. Выдающийся польский учёный, каноник Николай Коперник родился 19 февраля 1473 года по юлианскому, естественно, календарю. В XV веке разность между двумя календарными системами, как видно из приведённой таблицы, составляла 9 суток. Поэтому день рождения Коперника в переводе на григорианский календарь следует относить на 19+9=28 февраля 1473 года.

В феврале 1995 года Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации был принят Закон "О днях воинской славы (победных) днях России". Даты всех знаменательных событий в истории страны, которые произошли до введения григорианского календаря и после, в тексте Закона переведены в новую систему унифицированно: использована лишь одна поправка в 13 дней, действительная лишь для настоящего временного периода.

Но это самым очевидным образом противоречит многовековой устоявшейся традиции. А именно последняя получила запечатление в различных справочных и энциклопедических изданиях. К чему же было вводить ничем не оправданный хронологический разнобой?

Ведь в результате Ледовое побоище, в котором русские дружины под водительством великого князя Александра Невского одержали выдающуюся победу над немецкими рыцарями на льду Чудского озера, оказалось датировано 18 апреля 1242 года. В действительности же оно произошло 5(12) апреля.

Освобождение Москвы силами народного ополчения под руководством Кузьмы Минина и князя Димитрия Пожарского от польско-литовских интервентов актом отнесено к 7 ноября 1612 года. Но это же историческое событие Русская Православная Церковь уже несколько веков косвенно отмечает 4 ноября по новому стилю, совершая празднование в честь Казанской иконы Богоматери, которая вместе с князем Димитрием Пожарским вошла в первопрестольную по старому стилю 25 октября 1612 года.

При переходе же, продолжим, от григорианского календаря к юлианскому число календарной даты необходимо уменьшать соответственно:

с 15 октября 1582 года по 11 марта 1700 года - на 10,
с 12 марта 1700 года по 12 марта 1800 года - на 11,
с 13 марта 1800 года по 13 марта 1900 года - на 12,
с 14 марта 1900 года по 14 марта 2100 года - на 13.
В данном случае, как видим, критическая дата по григорианскому календарю не остаётся постоянной, но перемещается в каждое столетие, не кратное числу 400, в сторону более позднего времени.

Новоюлианский календарь

После введения в России уже после революции в 1918 году григорианского календаря его юлианский предшественник сохранился лишь в Румынии, Югославии и Греции. В этих странах доминирующее положение занимала Православная Церковь, которая по-прежнему продолжала держаться последнего.

Однако необходимость осуществления реформы вызывалась самой жизнью. Католическая часть населения государств-диссидентов уже давно отмечала все религиозные праздники по новому стилю, тогда как православная - по старому. Подобный хронологический разнобой создавал в обществе множество проблем и приводил к досадным недоразумениям. Всё это и побудило церковные и правительственные круги заняться календарной реформой всерьёз.

"Церковь, - согласно утверждению проф. А.И. Георгиевского, - не запрещает усовершенствование календаря и пасхальных вычислений и приведение их в возможно точное согласие с данными астрономии и метеорологии и, следовательно, в согласие с Библией и церковными установлениями" (А.И. Георгиевский. О церковном календаре. - Издание Московской Патриархии. - М. 1948. - С.13).

Однако, несмотря на эти благопристойные благопожелания, высказанные уже в наше время, вскоре после реформы 1582 года со стороны Православной Церкви последовало категорическое отрицание, как оказалось уже в ближайшее время, общечеловеческого пути развития в совершенствовании системы летосчисления. Это было сделано на Константинопольском соборе 1583 г. Хотя и признав неточность юлианума, последний декларировал неканоничность нововведённого григорианского календаря. И доныне принятое соборное определение остаётся в силе.

"К тому же, - по словам проф. А.И. Георгиевского, - вселенский патриарх Иеремия II григорианский календарь считал орудием папистской завоевательной политики в отношении к Автокефальным греческим Церквам и резко порицал этот календарь как произведение папства - силы, враждебной Православному Востоку" (А.И. Георгиевский. - Цит. изд. - С.15).

(Интересно отметить, что Константинопольский патриарх Иеремия II стоял у истоков учреждения и становления Московского Патриаршего Престола. Именно при его участии 23 января состоялось наречение, а 26 января 1589 г. - поставление митрополита Иова в патриарха Московского и всея Руси.

На Константинопольских соборах 1590 и 1593 годов восточные патриархи признали за Московским первосвятителем пятое по чести место в диптихе поместных Православных Церквей и все права предстоятеля Автокефальной Церкви.

В отличие от григорианума, писал уже рубеже XIX-XX вв. митрополит Русской Православной Церкви Антоний Вадковский, юлианский календарь "в применении его к церковной практике во всех случаях является надёжным якорем, который удерживает православных от окончательного поглощения миром инославным, является как бы знаменем, под которым чада православные собираются воедино. Позволение одним из православных чад отделиться от нас в церковной практике и идти в согласии с инославными, при всей кажущейся пользе и без различия догмата, может иметь в будущем нежелательные и даже пагубные последствия для благостояния Вселенской Церкви и может послужить оружием в руках её врагов, которые под предлогом якобы интересов православных народов издавна ополчаются на вселенское единство" (А.И. Георгиевский. - Цит. изд. - С.16-17).

Подобные настроения, естественно, царили и в 1923 г., когда в Константинополе на совещании представителей Православных Церквей, созванном патриархом Мелетием IV, обсуждался-таки проект обусловленной объективной необходимостью календарной реформы.

В конечном итоге было решено отказаться от принятия неканоничного папистского григорианского календаря и ввести хоть какой, но свой. В результате и появился так называемый новоюлианский календарь.

Календарь был разработан югославским астрономом, профессором математики и небесной механики Белградского университета Милутином Миланковичем (1879-1956). Его статья, появившаяся в 1924 году в астрономическом вестнике "Astronomische Nachrichten", называлась: "Конец юлианского календаря и новый календарь Восточной Церкви".

Здесь уже говорилось о некоторой неточности григорианума, погрешность которого составляет одни сутки за 3280 лет. Поэтому священник Д.А. Лебедев в начале XX века говорил о том, что новый стиль уже устарел: его 400-летний цикл не верен, 500-летний был бы лучше, всего же точнее 128-летний (Свящ. Д.А. Лебедев. Календарь и пасхалия. -М., 1924. - С.30).

Однако Милутин Миланкович для своего детища выбрал 900-летний, сравнительно более сложный цикл: в течение этого периода упраздняются 7 вековых високосов. При этом за високосные принимаются те вековые годы, при делении порядкового номера которых на 900 в остатке остаётся 2 или 6. Начиная с 2000 года таковыми будут: сам 2000, 2400, 2900, 3300, 3800 и т.д. Всего на 900 лет приходится 682 простых и 218 високосных годов (в юлианском 400-летнем цикле имеется 300 простых и 100 високосных, в григорианском - 303 простых и 97 високосных годов).

Точность новоюлианского календаря несколько выше, чем григорианского. Средняя продолжительность года в нём составляет 365,242222 суток. Это больше истинной продолжительности тропического года (365,2421988 суток) всего на 0,000023 суток или менее чем на 2 секунды. Расхождение в одни сутки набегает примерно за 43500 лет!

Оба календаря идут впереди старого юлианского на 13 дней и полностью будут совпадать до 2800 года. И потому никакой действительной необходимости в изобретении подобной новизны отнюдь не было. Если не иметь в виду, конечно, конфессиональных противоречий.

Видимо, именно поэтому решения Константинопольского совещания представителей Православных Церквей остались без реальных практических последствий. Несколько ранее, в 1919 году, Румыния и Югославия, а несколько позже и Греция ввели у себя григорианский календарь. Церкви Русская, Сербская и Иерусалимская остались с прежним, юлианским календарём. Лишь Константинопольский Патриархат и некоторые этногреческие Православные Церкви в настоящее время практикуют новоюлианум. Но в ближайшие 800 лет, как уже было сказано, никаких расхождений последнего с григорианским календарём не будет.

Что же касается православной пасхалии, то в Константинополе вычисление её по какому-либо циклу отменялось. Пасху положено было совершать в первое воскресенье после первого полнолуния, следующего за весенним равноденствием. Последнее должно было определяться не расчётным, а астрономическим способом для Иерусалимского меридиана.

"По этому принципу, - резюмировал проф. А.И. Георгиевский, - Пасха, например, в 1924 году определялась на 10/23 марта, то есть на четыре недели раньше григорианской (7/20 апреля) и на пять недель раньше александрийской (14/27 апреля)".

Однако, "применение пасхалии по этому исправленному календарю, - подчеркнул автор, - оказалось до сих пор не осуществимым. Автокефальные Церкви, принявшие этот календарь для неподвижных праздников, Святую Пасху справляют по старому стилю (по александрийской пасхалии)" (А.И. Георгиевский. - Цит. изд. - С.14-15).

Таблица точности солнечных календарей
Название
календаря
Цикл, годыЧисло простых и
високосных лет
в цикле
Средняя длина
года в сутках
Годовая ошибка
в сутках
Период ошибки
в сутки
юлианский4(00)3(00)/1(00)365,25000+0,00780128
григорианский400303/97365,24250+0,000303280
новоюлианский900682/218365,24222+0,0000243500
И.Г. Медлера12897/31365,24219-0,0000190000
Омара Хайяма3325/8365,24242+0,000224500
Примечание. Истинная продолжительность тропического года округлённо принята равной 365,24220 суток.

Календарь в России

В основу летосчисления на Руси после принятия в 988 году христианства был положен пришедший к нам через Византию юлианский календарь с римскими наименованиями месяцев и семидневной неделей. Вместе с календарём с продолжительностью года в 365,25 суток вошла в употребление и византийская мировая эра, в которой сотворение мира относилось к 5508 г. до н.э.

Византийская эра была рассчитана таким образом, что её исходный момент служил началом для всех циклов, применявшихся в расчётах при определении дат подвижных церковных праздников, связанных с временем совершения Пасхи: солнечного, лунного, индиктового и т.д.

Однако полностью счёт времени, употреблявшийся в Византии, на Руси принят не был. В Царьграде год начинался 1 сентября. Древнеславянское же начало года приходилось на весну - на 1 марта. Оно и сохранилось в наших летописях на многие века.

На рубеже XIV-XV столетий наряду с весенним годом в манускриптах впервые появляются датировки, основанные на сентябрьском новолетии. С конца XV века сентябрьский год в летописях полностью вытесняет мартовский.

В христианской традиции числа 6000 и 7000 приобрели особый смысл как некоторые эквиваленты дней Божественного творения и полного седмичного круга. Епископ Григорий Нисский около 375 года писал: "Когда прекратится и это быстро движущееся и преходящее время, тогда, несомненно, окончится и эта седмица, измеряющая время, и её место заступит восьмой день, то есть последующий век, который весь представляет собой один день..."

Определённые эсхатологические представления среди христиан связывались и с числом 1000. К X веку Западная Европа практически полностью перешла на летосчисление от Рождества Христова. И когда приближалось 1000-летие новой эры, многие летописцы прекратили свои записи, жители бежали в леса и пещеры в ожидании Страшного суда и кончины мира.

Для христиан восточного обряда, в частности, в Византии и на Руси, в 1492 г. заканчивалась седьмая тысяча лет от сотворения мира (5508+1492=7000). И здесь ждали конца света.

Эти эсхатологические ожидания получили отражение и в списках пасхалии. В частности, хотя в 1408 году закончился 13-й великий индиктион - 532-летний пасхальный круг (877-1408), никто из пасхалистов не решался расписать расчётные таблицы празднования Пасхи на полный новый цикл. Последние были ограничены... 1492 годом (то есть 7000 годом от сотворения мира).

И на последнем листе одной из таких таблиц была даже сделана приписка: (Зде страх, зде скорбь, зде беда велика, в распятии Христове сии круг бысть, и се лето на конци явися, в ня же чаем всемирное Твое пришествие, о Владыко...)

Другой же писец записал: "Неции глаголют - тогда же будет второе пришествие Господне; глаголет же святый Марко Евангелист: о дни том и о часу никто же не весть..." Но и здесь таблица ограничена 7000 годом от сотворения мира, то есть 1492 годом.

Н.М. Карамзин в своей "Истории Государства Российского" отмечал: "Истекала седьмая тысяча лет от сотворения мира по греческим хронографам: суеверие с концом её ждало конца миру".

Но вот и миновал со страхом и трепетом ожидавшийся год. "Суеверные успокоились, - заключил, как его именовали, последний летописец Руси, - увидели, что земля стоит и небесный свод не колеблется с исходом седьмой тысячи лет".

И сразу же в сентябре 1492 года (то есть 7001 года от сотворения мира при мартовском новолетии) Московский церковный собор утвердил пасхалию на последующие годы 14-го великого индиктиона. Тогда же было принято решение о перенесении начала года с 1 марта на 1 сентября, как и подобало греко-православным.

Петровская календарная реформа

Около двухсот лет россияне жили и пользовались такой системой счёта лет. Однако на исходе лишь первой трети 7208 года от сотворения мира им пришлось усугубить празднование новолетия. 19 декабря юлианского годового круга с сентябрьским началом был подписан и опубликован именной указ царя и великого князя Петра I Алексеевича.

Царский указ назывался так: "О писании впредь Генваря с 1 числа 1700 года во всех бумагах лета от Рождества Христова, а не от сотворения мира" (Полное собрание законов Российской империи с 1649 года. - Том III (1689-1699). -СПб., 1830. - С.680-681. - №1735).

Настоящим рескриптом предписывалось изменение эры и новолетия: с 1 января 7208 года от сотворения мира полагалось впредь "в Розряде и во всех приказех, в пометах, записках, в грамотах и во всех Наших Великаго Государя указех о всяких делех и в приказных и на площадях во всяких крепостях и в городех Воеводам в списках и в пометах и в сметных и пометных списках и во всяких приказных и мирских делах лета писать и числить годы Генваря с 1 числа 7208 года и считать сего от Рождества Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа 1700 году, а год спустя Генваря с 1 числа с предбудущаго 7209 году писать от Рождества Христова с 1 числа 1701 году и в предбудущих чинить по тому ж, "а с того новаго года Генваря месяца и иные месяцы и числа писать сряду до Генваря непременно и в прочия лета, счисляя лета от Рождества Христова по тому ж".

Реформа была обусловлена объективными обстоятельствами. В указе говорилось: "А то указали Мы Великий Государь учинить, для того что во многих Христианских окрестных народех, которые православную Христианскую Восточную веру держат с нами согласно, лета пишут числом от Рождества Христова".

Впрочем, чтобы нововведение было принято без особых осложнений, указ заканчивался благоразумной оговоркой: "А буде кто похочет писать и от сотворения мира: и им писать оба те лета - от сотворения мира и от Рождества Христова сряду свободно".

Юлианский календарь сам по себе был Петром I на Руси сохранён, по присказке, до следующей оказии. Как уже говорилось, русский царь, видимо, не дерзнул посягнуть на овеянное древностью и неоспоримым авторитетом достояние великого и божественного Цезаря. А это означало, что сохранилось и запаздывание календарных дат - в то время - на 10 дней. 19 декабря 7208 года от сотворения мира, когда был издан реформационный указ, в Европе соответствовало 29 декабря 1699 года от Рождества Христова по григорианскому календарю.

Русская Православная Церковь в богослужебном обиходе наряду с юлианским календарём сохранила и ставшее к тому времени традиционным сентябрьское начало года, что наблюдается и поныне. В память о столь важном событии, как введение в России нового летосчисления, был разработан проект памятной медали. Оригинал проекта хранится в фондах Рукописного отдела Государственной публичной библиотеки имени М.Е. Салтыкова-Щедрина в Санкт-Петербурге.

Встреча первого гражданского Нового года в Москве

На следующее утро после оглашения в Москве на Красной площади указа Петра I о реформе календаря, то есть 20(30) декабря 7208 года от сотворения мира был выпущен второй царский указ - "О праздновании Новаго года" (Там же. - №1736).

Новолетие во многих христианских государствах мира наступило уже через день после появления последнего царского волеизъявления. В России же оно должно было отмечаться с опозданием на декаду.

В указе ещё раз и пространнее подтверждалось прежнее реформенное деяние. В качестве его обоснования выдвигался более широкий аргумент: "Великий Государь указал сказать: известно Ему Великому Государю не только что во многих Европейских Христианских странах, но и в народах Славянских, которые с Восточною православною нашею Церковью во всем согласны, как: Волохи, Молдавы, Сербы, Далматы, Болгары и самые Его Великаго Государя подданные Черкасы и все Греки, от которых вера наша православная принята, все те народы согласно лета свои счисляют от Рождества Христова осьмь дней спустя, то есть Генваря с 1 числа, а не от создания мира".

При этом подчёркивалось, что счёт лет от сотворения мира у них упразднён по причине существования широкой палитры мнений в определении величины последней эры, о чём здесь уже говорилось ранее: "за многую разнь и считание в тех летах".

"И ныне, - говорилось в указе далее, - от Рождества Христова доходит 1699 год, а будущаго Генваря с 1 числа настанет новый 1700 год купно и новый столетный век: и для добраго и полезнаго дела, указал Великий Государь впредь лета счислять в Приказах и во всех делах и крепостях писать с нынешняго Генваря с 1 числа от Рождества Христова 1700 года".

В документе с безусловной очевидностью просматривается весьма примечательная для нашего времени хронологическая погрешность: в нём предполагается и утверждается, будто 1 января 1700 года является не только началом нового года, но и началом "новаго столетного века".

"Здесь допущена существенная ошибка, - констатировал применительно к случаю, в частности, С.И. Селешников, тогда член Комиссии по истории астрономии Астрономического совета Академии наук СССР и член Советского национального объединения историков естествознания и техники, в книге "История календаря и хронология" (М.:"Наука", 1970. - С.158), - 1700 год является последним годом XVII века, а не первым годом XVIII века. Новый век наступил 1 января 1701 года".

Подобная ошибка как следствие очевидной завороженности двумя и более нулями, скажем так, вполне естественна для обыденного человеческого сознания. Таковое, предположительно, можно откорректировать, по всей вероятности, лишь только перенесением сроков погашения всех и всяческих налоговых и прочих финансовых недоимок, - приведём пример для нашего времени, - с последнего года двадцатого века и второго тысячелетия на первый год двадцать первого века и, конечно же, третьего тысячелетия. При таком повороте событий все благоразумные (не разбойники!) налогоплательщики, - а таковых, в смысле предпочтения отсрочки платежей, полагаем, будет безусловное большинство, - станут адресоваться, несомненно, к 2001 году. И даже самым решительным образом будут требовать установления именно этой даты в судебном порядке! А пока суть да дело - будут идти бесконечные вялотекущие либерально-заумные дискуссии, которые, впрочем, уже начались...

В этот процесс оказалась втянутой даже ни в чём не повинная ажурно-железная Эйфелева башня, на которой радужно сияет световое электротабло: "До 2000 года осталось..."! Скоро вступит в дело и её деревянная соперница на противоположном берегу Сены. Презентация её в качестве кульминации торжеств в ознаменование наступления третьего тысячелетия намечена к проведению где-то в 2000-м году ("Коммерсант-daily", №32(1435) от 25.02.1998).

Ещё раз можно напомнить и о броском световом табло в центре Москвы, на Тверской, напротив "Известий", и о мелькающих телезаставках, и о рубрике в "Московских новостях": "Рубеж веков: до 2000 года... недель", под которой публикуются, так сказать, зарубежные прогнозы, то есть прогнозы на новый век и новое тысячелетие, со стороны российских академических учёных и т.д. и т.п.

Но вернёмся в начало 1700 года. Петровским указом сугубое, как ошибочно полагалось, событие предписывалось отметить с особой торжественностью.

"В знак того добраго начинания и новаго столетнаго века" "царствующий град Москва" должен был быть и был надлежащим образом приукрашен "от древ и ветвей сосновых, елевых и можжевелевых" и оснащён "огненными потехами" и припасами "из дров или хворосту или соломы".

"После должнаго благодарения к Богу и молебнаго пения в церкви и кому случится и в дому своем", по сигналу с Красной площади всюду должны были быть учинены "трожды" стрельба "из небольших пушечек, буде у кого есть, или из несколько мушкетов или инаго мелкаго ружья" и запуск "несколько ракетов, сколько у кого случится".

Царским указом особо предписывалось: "И пред Бурмистрскою Ратушею стрельбе и таким огням и украшению по их рассмотрению быть же".

В канун Нового года Петр I сам зажёг на Красной площади первую ракету, дав тем сигнал к открытию праздника. Улицы осветились иллюминацией, начался колокольный звон, открылась пушечная и ружейная стрельба, раздались звуки труб и литавр. В тёмное зимнее небо взлетали разноцветные ракеты, а по "по улицам большим, где пространство есть", горели огни - костры и "на столбиках" уставленные "худые" смоляные бочки.

Перед дворцом был устроен грандиозный фейерверк со множеством потешный огней и пушечным громом.

Царь и горожане "в знак веселия" поздравляли друг друга "с Новым годом и столетным веком".

Сам Петр I "с приятною ласкою" принимал поздравления. Потом он устроил во дворце пышное угощение с музыкой и пением для знатных особ. Последние были с женами и дочерьми "в немецком уборе". А для народа перед дворцом и у трёх триумфальных ворот были расставлены "различныя ествы и чаны с вином и пивом". Гуляния продолжались всю ночь.

"Закончилось это новое торжество вечерним столом во дворце и балом, а потом целым рядом пиршеств и балов, которые до 7 января устраивали у себя знатные особы и на которых обязательно должны были присутствовать "жены и девицы господские". "И можно сказать, - заключает Голиков, известный жизнеописатель Петра I, - что с новым годом новое ввелось и обращение" (Праздничные службы и церковные торжества в старой Москве. - Составление: Григорий Георгиевский. - Репринт. - М.:Международный издательский центр православной литературы, 1995. - С.232).

И целую неделю затем, согласно царскому указу, дома стояли украшенными, а с наступлением ночи зажигались огни.

С этого времени в нашей стране и установился ежегодный обычай 1 января торжественно праздновать начало Нового года с украшением домов вечной зеленью.

Биограф Петра I даёт весьма любопытное объяснение устроению царём торжественных и шумных праздничных мероприятий, проведение которых предписывалось царским указом при встрече Нового года. По его словам, "ведая умоначертание своего народа, относившего всякую перемену обрядов на счёт, так сказать, веры, каковою казалась им и сия: то чтобы на то время занять народные мысли каким другим предметом, рассудил премудрый государь установленный им новый 1700 год начать с великим торжеством и представить очам народа такие зрелища, каких он не видывал и которые бы сильны были отвлечь его от всяких других развратных толкований".

Правда, сам царь в разговоре с прусским министром бароном Марде Фельдом иначе объяснял побуждения, которыми руководствовался при устройстве блестящих новогодних празднеств и фейерверков. Он говорил: "Чрез увеселительные огни я могу приучить своих подданных к военному пламени и их в оном упражнять, поелику я приметил из опыта, что тем менее страшимся военного пламени, чем более привыкнем обходиться с увеселительными огнями".

Небезынтересно отметить и следующее. Едва закончились столь пышные и затяжные празднества и народ пришел в себя после шумных новогодних затей, как на Москве "поднялся довольно значительный ропот", связанный с недовольством изменениями в устоявшемся счислении лет. "Весьма многие, не только из простого народа, но и из тогдашней московской знати, удивлялись: "Как мог государь переменить солнечное течение?" Многие, "веруя, что Бог сотворил свет в сентябре месяце, остались при своём старом летосчислении. Император потом и сам позволял делать такое отступление. "В присутственных однако же местах во всём государстве начали от сего числа (1 января 1700 года) писать новый год" (Праздничные службы и церковные торжества в старой Москве. - С.231-233).

Введение в России григорианского календаря

Как уже говорилось, петровская реформа не коснулась самой основы существовавшего на Руси летосчисления - юлианского календаря. И в контексте дальнейшего развития культурных, торговых и политических связей с ближним и дальним зарубежьем страна столкнулась с проблемой "хронологического двумыслия" и вынуждена была признать господствующее значение в мире григорианского календаря.

Уже в XIX столетии новый стиль наряду со старым начал применяться в международных отношениях и в деловой и научной переписке. Им стали пользоваться иностранное и внешнеэкономическое ведомства, различные структуры торгового и военно-морского флота. На григорианский календарь перешли астрономические и метеорологические службы. Внутри же самой страны жизнь по-прежнему протекала по старому стилю.

Подобная двойственность была связана с большими неудобствами. И потому неустранимо назревала необходимость во введении единого, общепринятого способа счисления времени во всех сферах жизнедеятельности российского общества.

В 1830 году, то есть уже с большим опозданием, Петербургская академия наук выступила с предложением о введении в России нового стиля. Бывший в то время министром народного просвещения князь К.А. Ливен отрицательно отнесся к этой инициативе. В своём докладе Николаю I он представил реформу календаря как дело "несвоевременное, недолжное, могущее произвести нежелательные волнения и смущения умов". По его словам, "вследствие невежества народных масс выгоды от перемены календаря весьма маловажны, почти ничтожны, а неудобства и затруднения неизбежны и велики".

После столь "благожелательного" представления царь, естественно, начертал на докладе не менее мудрое резюме: "Замечания князя Ливена совершенно справедливы". Вопрос на долгое время был похоронен.

В 1864 году уже упоминавшийся учёный астроном И.Г. Медлер (1794-1874), профессор Дерптского (ныне Тартуского) университета, выступил со статьёй "О реформе календаря". Он писал: "Наш нынешний календарь похож на такие часы, которые не только постоянно опаздывают, но и идут неверно". Со своей стороны учёный предлагал, устранив отставание календаря, ввести несколько иную корректирующую схему, согласно которой каждые 128 лет исключался бы из счёта один день. Это обеспечивало бы высокую точность календаря: погрешность в одни сутки накапливалась бы приблизительно за 90000-100000 лет. По мнению самого И.Г. Медлера, такой вариант мог быть приемлем и для Православной Церкви. Однако и на этот раз никаких мер по проведению календарной реформы принято не было.

В 1899 году при Русском астрономическом обществе была создана комиссия из представителей многих научных учреждений, ведомств и министерств. Комиссией было предложено ввести в России не григорианский, а более точный календарь, основанный на рассмотренном выше проекте профессора И.Г. Медлера.

Несмотря на исключительно активную роль в работе комиссии великого русского учёного Д.И. Менделеева (1834-1907), реформа не состоялась. Вновь, как полагают исследователи, сказалось мощное противодействие царских правительственных кругов и Святейшего Синода Русской Православной Церкви.

В данном случае следует отметить следующее. Введение нового календаря само по себе не простое дело, даже если имеется в виду календарь, уже существующий и принятый в большинстве стран мира. Но что делать стране, если она захочет иметь свой собственный, отдельно взятый календарь? Куда она с ним потом денется? Как впишется в мировые анналы? Снова постоянно точать временные шкалы, постоянно иметь "в уме" поправку на стиль? А что такая реформа будет при всём этом стоить?

И вызывает удивление, что Д.И. Менделеев содействовал проведению в жизнь хотя и более точного проекта, но отличного от принятого почти во всём мире григорианского календаря. В какой-то мере это можно объяснить недопониманием с его стороны самого принципа прежней календарной трансформации.

По мнению учёного химика, "при введении григорианского стиля (в 1582 году) сделана была погрешность в счёте начала (определившаяся как недостаточною точностью сведений об истинной длине года, так и поправкою лишь со времени Никейского Собора), а именно: в 1582 году ошибка юлианского (прежнего для Западной Европы) стиля от истинного счёта лет равнялась: - 0,00781х1582 - 12,355 суток, а папа Григорий XIII ввёл поправку всего на 10 дней, то есть умножил недоразумения разного рода, и вопросы календаря усложнились, а не упростились, если в счёте лет исходить от Рождества Христова".

Как заметил И.А. Климишин, "Д.И. Менделеев не понял сущности реформы 1582 года, задачей которой было (повторим это ещё раз) возвратить весеннее равноденствие не к эпохе (началу) эры, а к моменту, когда складывались правила расчёта даты Пасхи", то есть к 325 году.

Что же касается не решённых папой Григорием XIII проблем, то они не могли быть разрешены и проектом И.Г. Медлера. Ведь он сам начинал "плясать" от григорианской печки. До 2028 года его календарь вообще ничем не отличался бы от европейского, а затем по пилообразной "синусоиде" извивался бы около его осевой: в 2100 году оба хронографа опять совпали бы, в 2156 - вновь разошлись и т.д. Так извиваясь, он точнее отсчитывал бы время вперёд, а не назад. Поэтому те 2,355 суток, которые якобы "нашёл" Дмитрий Иванович, тут же потерял его подзащитный.

Последний, заметим, тоже не совсем корректно трактовал некоторые аспекты проблемы. Он полагал, будто божественный Юлий командовал не только римскими когортами, но и круговоротом Солнца. Согласно профессорскому мнению, "по распоряжению Цезаря днём весеннего равноденствия должно было быть 21 марта". И далее утверждалось: "Когда в IV столетии нашего летосчисления этот (то есть юлианский) календарь был принят(?), то на Никейском Соборе было постановлено... так как весеннее равноденствие отодвинулось в то время на 18-е марта, то отбросить три дня..."

Комментарий И.А. Климишина: "Конечно, всё сказанное здесь - сплошные домыслы. Никейский Собор никуда весеннего равноденствия не смещал, поскольку оно к 18 марта и не передвигалось. Доказательством является то, что выдающийся древний астроном Птолемей (II век н.э.) в своём "Альмагесте" считал датой весеннего равноденствия 22 марта!"

Речь в данном случае, безусловно, отнюдь не о теоретичеких преимуществах того или иного календаря, а о практической целесообразности, скажем так, абсолютной календарной реформы: чтобы не как у всех! Вот если бы И.Г. Медлер предложил свой проект самому Григорию XIII, тогда и можно было бы вволю и потеоретизировать. А тут, как говорят на Руси, из огня - да в полымя!

Но вернёмся в 1899 год. Продолжая пользовать огненный лексикон, скажем так: из календарной искры, оброненной Русским астрономическим обществом, разгорелось пламя. Императорская Академия наук, восстав от сна, бросилась в догонку - по высочайшему, естественно, изволению - создавать собственную календарную комиссию. Последней свыше же было предписано в своей деятельности принять "во внимание соображения бывшего министра народного просвещения князя Ливена по вопросу о введении в России григорианского стиля". Вскоре поступило и мнение Святейшего Синода Русской Православной Церкви за подписью печально известного в истории страны обер-прокурора К.П. Победоносцева: "Считать введение неблаговременным". И воз остался там же.

Окончательно проблема календарной реформы в России поддалась решению лишь после революции. Вопрос был поставлен уже на одном из первых заседаний СНК 16(29).11.1917 г. На заседании 23.01(05.02) 1918 г. были предложены два проекта и образована комиссия для их рассмотрения. Декрет "О введении в Российской республике западноевропейского календаря" принят на заседании СНК 24.01(06.02) 1918 г. и подписан В.И. Лениным.

В декрете говорилось: "В целях установления в России одинакового почти со всеми культурными народами исчисления времени Совет Народных Комиссаров постановляет ввести по истечении января месяца сего года в гражданский обиход новый календарь".

Поскольку к тому моменту разница между старым и новым стилями составляла уже 13 дней, то декретом предписывалось после 31 января 1918 года считать не 1, а 14 февраля и т.д. А для связи времён предлагалось до 1 июля 1918 года после числа каждого дня по новому стилю в скобках проставлять и число по старому.

Русская Православная Церковь осталась при ветхом календаре. Мнение проф. В.В.Болотова, в качестве представителя Святейшего Синода принимавшего участие в работе календарной комиссии при Русском астрономическом обществе, которая закончилась ничем, уже приводилось. Он говорил, напомним, о том, что именно в удержании юлианума "в жизни ещё несколько столетий" будто бы и состоит "культурная миссия России по этому вопросу", чтобы "чрез то облегчить для западных народов возвращение от не нужной никому григорианской реформы", которая-де "не имеет для себя не только оправдания, но даже извинения", "к неиспорченному старому стилю". (См. по вопросу: Свящ. К. Буфеев. О целесообразности перехода России на старый календарный стиль" - "Москва", 1998, №3, с.217.)

Современную, можно сказать, церковную позицию некогда выразил доцент, затем - профессор Московской духовной академии А.И. Георгиевский: "Наша Русская Православная Церковь для своей внутренней жизни вполне удовлетворяется этой юлианской системой и, принимая григорианский календарь для гражданского обихода, не видит в настоящее время необходимости в её реформе" (А.И. Георгиевский. О церковном календаре. -М.,1948. - С.17).

И далее следуют слова митрополита Антония Вадковского: "Юлианский календарь в применении его к церковной практике во всех случаях является надёжным якорем, который удерживает православных от окончательного поглощения миром инославным, является как бы знаменем, под которым чада Православия собираются воедино..."

Кроме Русской, юлианского календаря в мире придерживаются ещё лишь только Иерусалимская и Сербская Православные Церкви, а также небольшие группы так называемых старостильников, отколовшихся, в частности, от Элладской Православной Церкви. Так что в настоящее время юлианум отнюдь не собирает "воедино", не соединяет, а, наоборот, разъединяет.

Новый год над Европой

В различных странах средневековой Европы, как мы видели, всего каких-нибудь 600 или 1000 лет назад в разное (а иногда и в одно и то же) время использовались различные календарные стили. Начало года могло отсчитываться с 25 декабря, 1 января, 1 марта, 25 марта, со дня Пасхи и даже с 1 сентября.

Счёт дней в году от праздника Рождества Христова (то есть от 25 декабря) вёлся в Риме с IV века н.э., во Франции с VIII и до конца Х века, в Германии - с IX века, причём в масштабах всей страны начало года было перенесено здесь на 25 декабря в 1310 году.

Начало года с 1 марта, применявшееся уже в III веке н.э. при вычислении дат празднования христианской Пасхи, постепенно распространилось во многих европейских странах. С VI века мартовское новолетие использовалось во Франции, Венеции и в ряде других государств.

Весьма популярным в Европе был благовещенский стиль (от Воплощения Господа - 25 марта). Последний к тому же использовался в двух вариантах. Так, во Флоренции год начинался 25 марта после того, как год с тем же обозначением пошёл в других городах и областях, использовавших другие стили. В Пизе же обозначение года также меняли 25 марта, но на 12 месяцев раньше, чем во Флоренции.

Папская канцелярия в Риме в XII и начале XIII века следовала благовещенскому стилю флорентийского типа, хотя в вышедших из неё документах того времени встречается и рождественский стиль, которого она придерживалась раньше, примерно до середины Х века. В первые десятилетия XII века в папских документах встречается благовещенский стиль пизанского типа. Затем, примерно в конце второго десятилетия XIII века снова появляется рождественский стиль. А вот папская булла о реформе календаря 1582 года "Среди наиважнейших" датирована по-флорентийски - 1581 годом...

Благовещенский стиль использовался в Англии вплоть до 1753 года. Во Франции он применялся в IX-Х вв., но во второй половине XI века был заменён пасхальным (начало года - с предпасхальной Великой Субботы). И последний постепенно стал господствующим в стране. При этом, однако, в одних областях Франции ещё долгое время сохранялся благовещенский, в других же появился рождественский стиль. Пасхальный стиль в XIV веке широко использовался во многих городах Германии (в Кёльне, Мюнстере и других).

В южной части Италии (например, в Неаполе) ещё с византийских времён начало года отсчитывалось от 1 сентября. В России сентябрьское новолетие использовалось с 1493 по 1699 год (то есть 7208 год от сотворения мира).

Начало года с 1 января отмечается в документах Священной Римской империи с XIII-XIV вв., в Испании - с 1556 г., в Дании и Швеции - с 1559 г., во Франции - с 1563 г., в Нидерландах - с 1575 г., в Шотландии - с 1600 г., в Германии - с 1691 г., в Венеции - с 1797 г. В документах Папской канцелярии начало года совмещено с 1 января, начиная с 1601 г.

Сориентироваться в этом хаосе стилей действительно было бы невозможно, если бы авторы тех или других документов не указывали дополнительных элементов датировки - индиктов, вруцелет, кругов Солнца и "золотых чисел"...

Попутно отметим также, что во многих странах средневековой Европы датировка проводилась по Сisiojanus: по 12-ти состоящим из двух строк стихотворениям. Составлялись они из первых слогов названий важнейших праздников или памятей святых так, что каждый слог, начинавшийся с прописной буквы, соответствовал порядковому дню месяца, на который этот праздник приходился (по одному слогу на день). Само название метода счёта дней произошло от стихотворения на январь (И.А. Климишин. - Цит. соч. - С.293-294):
Cisio Janus Epi Sibi vendicat Oc Feli Mar An
Prisca Fab Ag Vincen Ti Pau Po nobile lumen.

<...>

Источники информации: Библиотека сайта "Восточных Электрических Сетей"


Copyright © 2002, Андрей Лебедев
Mail: akaka@far.ru