КАЛЕНДАРИ
справочные материалы

Начало :: Библиотека :: Справочник :: Ссылки
>Прот. Владислав Свешников: "Принятие иной Пасхалии невозможно"

Один из наиболее авторитетных священников Русской Православной Церкви доктор богословия, профессор, протоиерей Владислав Свешников высказал Стране.Ru свое мнение по вопросу о Пасхалии:

- Отец Владислав, в этом году день празднования православной и католической Пасхи совпадают, некоторыми представителями Католической церкви высказывались мнения о необходимости закрепления такого положения. Каково ваше отношение к этой проблеме?

- Идея о том, чтобы всегда Пасха праздновалась в один и тот же день, что и Пасха в Католической церкви... Сама по себе идея не содержит ничего плохого, я был бы рад, если бы не только католики, но и представители других христианских деноминаций праздновали Пасху в один день. Чрезвычайно хорошего в этом, может быть, тоже ничего нет, потому что, безусловно, это к пути единения не ведет. Потому что главное разъединение проходит не по календарной линии, но в то же время не так уж плохо, если, по крайней мере, мир вовсе не христианский будет лишен одного из главных своих аргументов против христианского отношения к действительности, ведь они часто говорят: "Даже Пасха у вас празднуется в разное время". Поэтому хуже бы не было, если бы был снят этот аргумент, хотя принципиального значения это никакого не имеет: те, кто не веровал, имеют другие аргументы для своего неверия, они таковыми и останутся, и неверующие от того, что Пасха везде станет отмечаться в один день, не станут верующими безусловно, а для людей верующих, но принадлежащих к разным конфессиям, безусловно, это не станет серьезным аргументом движения к объединению. Но все же плохого в этом ничего нет, и, во всяком случае, если бы возможно было какое-то рассуждение по какому бы то ни было стремлению к единству между православным сознанием и Русской Православной Церковью и любой из инославных церквей, то в этом случае хотя бы с минимальной степенью пришлось говорить только о католичестве, потому что, что ни говори, а все-таки, за исключением нескольких догматов, которые были без оснований внедрены в Католическую церковь, католическое сознание, все-таки основные догматы остались теми же, и у нас и у них не было такого безумного мысленного самочиния, которое проявили потом дальнейшие отколовшиеся от единства Церкви, различные конфессии и лица. Кроме того, у них и у нас есть общие святые, по крайней мере до XI века, и это тоже дело не пустое, безусловно, у них и нас служится, пусть по православному мнению искаженная у католиков, а по католическому мнению искаженная у православных, но все-таки служится литургия, и смысл литургии тоже один и тот же. У нас, конечно, большие основания для того, чтобы сказать, что литургия искажена не у нас. Хотя, разумеется, это не приблизит объединение, но приятно. Но дело в том, что едва ли есть хоть какие-то основания полагать, что когда-нибудь Католическая церковь во всей полноте согласится на то, чтобы перейти на юлианский календарь, и когда-нибудь Русская Православная Церковь согласится перейти на григорианский календарь. Более того, можно совершенно не сомневаться, что как бы иные церковные деятели, очень заинтересованные во всяческом единении, не выступали за то, чтобы был внедрен календарь, приводят аргументы как церковного, так и государственного, так и, наконец, природно-космического характера за то, чтобы был внедрен у нас в православии календарь григорианский, можно совершенно определенно сказать, что это никогда не будет возможно. Либо это будет возможно лишь тогда, когда православному народу будет безразлично все, что относится к жизни и пониманию своей Церкви. Это возможно только теоретически, практически едва ли кто-то может об этом подумать серьезно. Полагаю, что эта проблема не центральная, вместе с тем, я думаю, что православные люди очень хорошо знают, что для очень многих такие нецентральные проблемы внутри Русской Православной Церкви является если не решающими, то настолько значимыми, что какое бы то ни было изменение в этом отношении просто невозможно представить как предмет для обсуждения. Хотя в этом отношении дело было не всегда так. Известно, что Собором 1917-1918 годов Русской Православной Церкви ставился вопрос об изменении календаря. И в целом вопрос мог решиться в сторону такого изменения. Но этот вопрос был решительно снят с повестки дня лишь потому, что тогдашние внутренние враги, которые стали вскоре внешними - обновленцы ввели у себя гражданский календарь и уж, конечно, для оставшихся верными Святейшему Патриарху Тихону и всему тому пониманию православной жизни, которая связана с именем Святейшего Патриарха, не осталось ничего другого, как навсегда эти разговоры прекратить, - во всяком случае, пока существует обновленчество. Ну а дальше произошло именно так, что вопросы сравнительно второстепенные церковной и духовной жизни для многих стали более существенными, чем они имели место в действительности, и потому сейчас это решительно невозможно. Кроме того, мог бы добавить от себя, что в свое время около 20 лет назад в сборнике "Контексты", если не ошибаюсь, была напечатана очень аргументированная статья Зелинского, сына известного химика Зелинского, по календарной проблеме, где он чрезвычайно убедительно доказывал, что и в природно-космическом смысле календарь юлианский является на деле гораздо более совершенным. Я не помню этой системы доказательств, но помню, что эта аргументация подействовала на меня неотразимо. Я также думал, но я был приятно поражен тем, что нашлись и в этом пространстве возможных аргументов такие, которые мою правоту интуитивную подтверждали очень квалифицированно. Полагаю, что едва ли сейчас, даже если бы я хотел честно контраргументировать, чтобы я нашел достойные контраргументы. Потому это дополнительная причина, если бы только встал вопрос об изменении календаря, эти аргументы тут же были бы приведены. Все бы, кому это нужно, вспомнили об этой статье, и она бы явилась не решающим, но одним из тех аргументов, который бы сыграл свою роль в деле невозможности принятия нами другого календаря. Поэтому разговор навсегда останется беспредметен, а желания разных лиц в лоне нашей Церкви останутся чисто романтическими. Приятными, но чисто романтическими, ни к чему не приведут. А если вдруг окажется, что такие лица станут возглавлять Церковь и вполне автократически поведут дело к тому, чтобы не силой убеждения, а силой авторитета патриаршего этот вопрос был решен именно таким образом, боюсь, что это решение вызовет для самих таких деятелей самые печальные последствия. Раскол тогда будет в Церкви неизбежен. Раскол, может быть, к сожалению, а может быть, и нет, в русском религиозном сознании вызывают часто факты не главные, хотя за ними стоят нередко и главные факты. Так, раскол XVII века, вызванный сравнительно не самыми важными причинами, они как знамя поднимались вождями раскола, скрывал гораздо более серьезные внутренние мировоззренческие причины. Так и тут наверняка был бы раскол, вызванный, быть может, причинами второстепенными, но он бы осуществился, и за ним бы скрывались причины гораздо более серьезные. При этом невозможно было бы даже сказать, кто наверняка и совершенно до конца в этой ситуации будет прав. Во всяком случае, те, кто возбуждал бы раскол, очевидно, были бы неправы хотя бы потому, что возбуждали. Нужно очень ценить единство Церкви, чтобы не возбуждать таких фактов.

Источник информации: Страна.ру


Copyright © 2002, Андрей Лебедев
Mail: akaka@far.ru